Проконсультируем бесплатно,
прямо сейчас

+79100022759
ZAKAZ@NA10.RU

Культурология

Просмотров: 0

Данный материал предназначен для подготовки студенческой научной работы и взят из открытых источников сети интернет. Администрация сайта не несет ответственность за правильность и достоверность содержания данного материала. В случае, если вы являетесь автором материала, для удаления его с нашего ресурса, напишите нам Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
Мы можем подготовить для вас дополнительный, оригинальный материал по данной или смежной теме с высоким уровнем оригинальности. Любые консультации по оказанию помощи в подборе материала для научной студенческой работы мы оказываем бесплатно. Задайте любой вопрос в чат или напишите на почту: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
Сборник диагностических методик тут

Содержание:

  1. Какие трудности существуют в определении культуры?
  2. В чем сущность социологического подхода к пониманию культуры?
  3. Какова роль общественного разделения труда в развитии первобытной культуры?
  4. Что представляет собой рококо?
  5. Что относится к материальной культуре общества?

Список используемой литературы

  1. Какие трудности существуют в определении культуры?

Сложности изучения культуры обычно связывают с трудностями ее определений, с многообразием этих определений.

Вопрос даже не в том, что существует много определений, а в том, что некоторые из них прямо противоречат друг другу. Скажем, есть определения, сводящие культуру к норме, и есть такие, которые трактуют культуру как преодоление (пусть позитивное и творческое) этой нормы. Есть концепции, определяющие культуру через ее противопоставление природе, и есть такие, что определяют культуру как человеческое естество, деформированное социальностью. Существуют определения, акцентирующие внимание на внешних по отношению к индивиду формах, и есть указующие как на подлинную культуру, на внутреннее бытие индивида, на формы его самореализации.

Можно, разумеется, предположить некую логику диалогику или полилогику, где все эти определения так или иначе гармонизируются. Но, я думаю, более надежным и интересным вариантом ответа на вопрос об определениях явится понимание историзма культуры, понимание культуры как истории, как порождения и усложнения форм, называемых нами культурными.

Древних, судя по всему, не мучила проблема определений, и они называли одними и теми же именами и общество, и культуру, и мир человека, и самого человека.

Проблема определения культуры проблема историческая, ибо она указывает на меняющуюся необходимость для человека различать общество и культуру, культуру и личность, коллективность и индивидуальность.

Необходимость подобных различений говорит об усложнении общества, о несовпадении общества и культуры, о разделении мира человека на внешнюю социальность и внутреннее индивидное бытие, о возможности фиксировать культуру и в ее отношении к обществу, и в ее действии на человека. Культура обнаруживается и в традиционных формах, и в порождающих ее структурах человеческой деятельности.

Общество может совпадать и может не совпадать с культурой. С точки зрения исторической в этом нет ничего странного. Ибо в истории под именем общества существуют различные объединения людей. Племя в пятьдесят человек, национальное государство, объединенное человечество все это общества. И все они бытуют существенно различным образом, по-разному создают, используют и берегут свою культуру. Суть социально-философской проблемы не в нахождении гармоничного или лучшего определения культуры, а в характеристике тенденций развития феномена, именуемого культурой, в уяснении смысла его для бытия современного человека, в попытке реконструкции подобного (а значит, другого) смысла его в иных интервалах социального процесса.

Говоря об историзме культуры, мы не должны, видимо, удовлетворяться рассуждениями о том, что культура от эпохи к эпохе меняется, что ее становится больше или она становится другой. Задача заключается как раз в раскрытии органической инаковости культур, в уяснении особого способа их бытия, специфического порядка их жизненного устройства. В нем появляются и укореняются новые элементы, образуются новые способы реализации культуры. Намечается расслоение, меняются связующие и селективные формы, происходит транспозиция накопленной и живой, внешней и внутренней культуры, ее предметных и личностных воплощений.

Понимание историчности культуры, стало быть, дает возможность увидеть жизненность различных культурных форм, понять возможность сосуществования разных трактовок и определений культуры. Казалось бы, противоположные, определения культуры могут иметь общую историческую почву и в перспективе сходиться. И наоборот: близкие по форме определения применительно к различным культурным реальностям могут фиксировать различные связи социальных форм и человеческих смыслов. Поэтому, обращаясь к истории в поисках логики культуры,надо, видимо, с известной осторожностью использовать современную культурологическую терминологию, чтобы по возможности не модернизировать дошедшие до нас факты и комментарии к ним.

Понятие культуры может употребляться в нескольких значениях, что и вызывает трудности в ее определении. Во-первых, оно может служить для обозначения какой-либо конкретной культурно-исторической общности,- характеризуемой определенными пространственно-временными параметрами (первобытная культура, культура Древнего Египта, культура Возрождения, культура Средней Азии и т.п.). Во-вторых, термин культура используется для обозначения специфики жизненных форм отдельных народов (этнические культуры). В-третьих, под культурой может пониматься некоторое обобщение, модель, построенная по определенному принципу. Они часто применяются при классификации культур. В таком смысле термин культура использовался Я. Бахофеном, Н.Я. Данилевским, О. Шленглером, М.  Сорокиным и др. Культурные модели могут создаваться не только на уровне целого, но и на уровне элементов: политическая культура, правовая куль­тура, художественная культура, профессиональная культура и т.п."

Мы можем говорить о целостности культуры в том смысле, что она есть явление чисто человеческое, то есть развивающееся вместе с человеком и благодаря его творческим усилиям. Люди, именно потому, что они люди, во все времена и при всех различиях природно-географической среды ставят перед собой одни и те же вопросы, пытаются решить одни и те же задачи, обустраивая свою жизнь на Земле. Раскрытие тайн природы, поиски смысла жизни, творческие порывы, стремление к гармонии человеческих взаимо­отношений, общие для всех времен и народов, —вот далеко не полный перечень тех оснований, на которых базируется целостность культуры

В ходе этого процесса происходят изменения в самой культуре. Ее ценностная основа обновляется, становится более гибкой, формируются новые смыслы и образы, развивается язык и т.п. С течением времени изменяются источники культуры, они осознают­ся каждым новым поколением как более глубокие и древние.

Кроме того, с течением времени внутри культуры происходит дифференциация, в результате возникают ее отдельные сферы, требующие новых средств самовыражения, нового духовного и практического опыта. Так родилась живопись, музыка, театр, архитектура, философия, наука. Сегодня мы тоже становимся свидетелями дифференциации культуры: рождаются новые виды искусства —голография, светомузыка, компьютерная графика; появляются новые отрасли научного знания.

В этом смысле культура выступает в качестве механизма после­довательной выработки, закрепления и трансляции ценностей.

Культура — это явление, органичное жизни человечества, ее смысл определяется творческими усилиями человека по созданию "нового мира", "второй природы", или, как считал русский ученый Владимир Иванович Вернадский (1863 —1945), "ноосферы", то есть сферы человеческой мысли и разума, неподвластных тлению и смерти.

С одной стороны, культура может пониматься очень широко, характеризуя все основные сферы жизнедеятельности человека и общества: материальное производство, социально-экономические отношения, сферу духовного развития, быт, человеческий опыт.

С другой стороны, расширительное толкование понятия `культура` может привести к его отождествлению с другим, не менее сложным и очень емким понятием - `общество`. Будучи очень близкими, они тем не менее не тождественны. Культура, например, в отличие от общества, не включает в себя биологические, демографические элементы.

Но это далеко еще не все трудности при определении понятия `культура`, постоянно меняющегося и развивающегося. То, что на ранних стадиях развития человека и общества было культурой позднее - перестало ею быть. К примеру, изобретение колеса было выдающимся явлением культуры. Потом же, когда человек поставил на поток их производство, - это перестало быть фактом культуры.

  1. В чем сущность социологического подхода к пониманию культуры?

Особенность социологического подхода к пониманию культуры заключается в том, что культура рассматривается как механизм регуляции поведения человека, социальных групп, функционирования и развития общества в целом.

При самом общем социологическом подходе к пониманию культуры обычно отмечаются три ее характеристики:

  • культура представляет собой общеразделяемую систему
    ценностей, символов и значений;
  • культура - это то, что постигает человек в процессе своей
    жизнедеятельности;

3)культура - это все то, что транслируется от поколения к поколению.
Таким образом, можно дать следующее определение: культура представляет собой систему социально приобретенных и транслируемых от поколения к поколению значимых символов, идей, ценностей, верований, традиций, норм и правил поведения, посредством которых люди организуют свою жизнедеятельность.

 Социологический подход раскрывает «внешний» механизм функционирования культуры и, в частности, механизм межкультурного взаимодействия как одного из аспектов ее функционирования. Культура как таковая, «сама по себе», в каком бы ракурсе ее ни рассматривать, не может выступать в качестве активного субъекта взаимодействия. Таковым может быть только ее социальный носитель – коллективный или индивидуальный субъект, характеризуемый единством двух важнейших измерений: личностного, предполагающего свободную волю и «способность суждения», и социального, определяющего «поле», конкретные формы и каналы реализации данных способностей личности во взаимодействии с другими личностями. Поэтому говорить о взаимодействии разных культур можно лишь условно, имея в виду, что оно всегда осуществляется на социальном уровне или, точнее, через социальный базис культуры.

Иными словами, социологический подход к культуре предполагает такой угол зрения на нее, когда культурное содержание рассматривается в тесной функциональной связи с социальным субъектом – носителем этого содержания.

Характер этой связи раскрывает структурно-функциональное направление социологической теории. Фундаментальная теоретико-методологическая модель одного из основоположников этого направления, Т. Парсонса, рисует следующую схему. Согласно данной схеме, культура и общество, наряду с личностью и биопсихической организацией человека, находятся в отношениях своеобразной иерархии, которая объединяет их в систему «информационного контроля обобщенных символических средств обмена». В ее контексте они выступают как внутренние «аналитические подсистемы» общей системы социального действия. Каждый уровень в данной иерархии «информационно регулирует» (контролирует) нижележащий уровень и «энергетически обусловливает» вышележащий уровень. Т.о., культура, находящаяся наверху иерархической лестницы «информационного контроля»,  обеспечивает, информационную регуляцию социальной системы, находящейся на ступеньку ниже. В свою очередь, социальная система, или общество, сообщает культуре необходимую энергию для обеспечения ее внутренней динамики. Следовательно, как отмечал в этой связи сам Т. Парсонс, «культура, с одной стороны, является продуктом, а с другой стороны – детерминантой систем человеческого социального взаимодействия».

Таким образом, Парсонс и в целом традиция социологического функционализма, которую он представляет, усматривает смысл и сущность культуры в детерминации социальных процессов. В контексте этой трактовки культуру с известной долей условности можно представить как своего рода «программу» (по аналогии с компьютерной программой), которая определяет структуру и функционирование социальной системы.

Не совсем соглашаясь с детерминистскими крайностями функциональной теории, можно констатировать, что ее концептуальное значение для нашего исследования весьма существенно. Оно состоит в том, что данная теория, с одной стороны, «привязывает» культуру к социологическому измерению реальности и, с другой стороны, раскрывает и развивает фундаментальный постулат социологии Макса Вебера, вводя в него культурное измерение. Согласно данному постулату, «первоэлементом» социальной реальности является социальное действие, которое характеризуется, во-первых, объективной значимостью для других членов общества, и, во-вторых, субъективной осмысленностью. Культура «отвечает» за эту субъективную осмысленность социального действия и социальной реальности в целом. Направляя в конкретное русло сознание людей, культура в значительной степени предопределяет их социальную деятельность и поведение. Т.о., несколько упрощая и огрубляя ситуацию, объективную значимость можно отнести к сфере «собственно социального», а субъективную осмысленность – к прерогативе «собственно культуры».

Более глубоко раскрыть принцип и механизм соотношения социального и культурного аспектов помогает концепция репрезентативной культуры Ф. Тенбрука. Согласно данной концепции, смысл культуры для социологического исследования (как теоретического, так и прикладного) состоит в том, что она репрезентирует (представляет, воспроизводит) социальное бытие конкретного социального субъекта в реальном историческом времени. Иными словами, можно сказать, что репрезентативная культура – это не что иное как «живая» культура, культура, взятая так, как она реально осуществляется в жизнедеятельности общества. В содержательном отношении репрезентативная культура характеризуется как «все верования, представления, мировоззрения, идеи и идеологии, которые воздействуют на социальное поведение, поскольку они либо активно разделяются людьми, либо пользуются пассивным признанием».

Как можно видеть, концепция Тенбрука вытекает из функциональной интерпретации культуры, но при этом диаметрально смещает акценты. Если из принципа социологического функционализма следует, что смысл и назначение культуры заключается именно в обеспечении субъективной осмысленности социальных реалий, то, согласно «репрезентативной» концепции, наоборот – эта осмысленность обеспечивается именно культурой. Иными словами, можно сказать, что функционализм усматривает сущность культуры в социальности, а репрезентативная концепция, напротив, рассматривает культуру как эпицентр и источник социальности.

Для нас, однако, существенна не проблема «первичности» социального либо культурного начала, но сама ситуация их онтологической симметрии, задаваемая сочетанием функционального и репрезентативного подходов по принципу дополнительности. В свете взаимодополняющего сочетания этих подходов, с одной стороны, культура выступает в качестве своего рода потенциального, «виртуального» социума. С другой стороны, социум представляется не чем иным, как опредмеченной, объективированной, «материализованной» культурой. Поскольку же то и другое не существует отдельно друг от друга, выступая в качестве «двух сторон одной медали», то в действительности сферы социального и культурного накладываются друг на друга и пересекаются. Социальное, оставаясь собой, является в то же время и культурным, а культурное, оставаясь собой, характеризуется как социальное. Общество и культура, таким образом, как бы взаимно перетекают друг в друга, образуя своего рода «бесшовное соединение».

Принятие концепции репрезентативности культуры Тенбрука, не означает полного смешения и отождествления социального и культурного и не ведет к противоречию с концепцией Парсонса, проводящей между ними субстанциональное разграничение. Вместе с тем это дает хороший «иммунитет» против соблазна проведения между данными уровнями системы социального действия жестких и абстрактных метафизических границ, которые применительно к конкретной исследовательской ситуации неизбежно окажутся произвольными. Подход Тенбрука не стирает демаркационную линию, разделяющую социальное и культурное, а переносит их разграничение в сферу компетенции конкретно-социологического исследования, предоставляя социологу в каждом единичном случае самому решать, где заканчивается область «жестких» (hard) социальных фактов и начинается область «мягких и обратимых (soft) культурных интерпретаций. Образно говоря, этот подход оставляет на стыке реалий социального и культурного плана достаточно широкую «диффузную зону», являющуюся для исследователя полосой методологической свободы.

Суммируя все сказанное выше, можно утверждать следующее. Социологический подход к культуре требует акцентировать внимание на том ее измерении, которое выступает или может выступать непосредственно в качестве «виртуализированного» социального. В то же время данный аспект культурного содержания должен достаточно полно и адекватно отражать системные свойства культуры. В контексте нашего исследования данным требованиям наиболее соответствует «ментальное» измерение культуры. С точки зрения как общесоциологического, так и конкретно-социологического подхода, именно этот аспект содержания культуры носит центральный характер среди других ее элементов и проявлений. «Культурный менталитет» социального субъекта можно определить как системообразующую компоненту культуры. Именно он сообщает всем сторонам и элементам культуры единый смысловой контекст, обеспечивающий их взаимную когерентность, и тем самым увязывает, интегрирует в единую систему как отдельные элементы культуры во всех ее измерениях (материальном, технологическом, деятельностном, семиотическом и т.д.), так и сами эти измерения.

Ментальный аспект культуры может быть определен как культурно обусловленный образ мыслей социального субъекта, который в отечественной теоретико-социологической мысли традиционно описывается понятиями «общественное сознание» и «общественная психология». Соответствующие феномены обычно рассматриваются как тесно взаимосвязанные, и исследователи расходятся лишь в оценках их точного соотношения. Нам близка точка зрения Г.А. Котельникова, согласно которой «общественная психология является составной частью массового сознания, непосредственно взаимодействующей с идеологией, и выполняющей (…) классово-ориентирующие, познавательные, эмоционально-нормативные, оценочно-регулятивные и другие функции». Данная интерпретация предполагает, что соотношение между общественным сознанием и общественной психологией также строится по упомянутому выше принципу «бесшовного соединения»: общественная психология и общественное сознание взаимно проникают друг в друга, образуя единый целостный континуум. В то же время данное соотношение может рассматриваться и как диалектическая связка, в которой сознательные (рациональные) и психологические (до- и внерациональные) элементы находятся в состоянии противоречивого единства.

Таким образом, системно-социологический подход к культуре требует рассматривать ее через призму континуума «общественное сознание – общественная психология». Данный аспект и следует взять за основу при структурно-содержательном анализе культуры.

  1. Какова роль общественного разделения труда в развитии первобытной культуры?

В период возникновения экзогамии и в материнском родовом обществе, разделение труда достигает полного расцвета. Но в том же родовом обществе, наряду с естественным разделением труда вырастает новая форма разделения труда, независимая от физических различий между людьми — общественное разделение труда. Оно выражалось прежде всего, в разделении труда между отдельными родами и племенами. В зависимости от естественных условий обитания, отдельные роды или племена могли специализироваться на производстве одного какого-нибудь вида продуктов, например, племена, живущие по соседству с месторождением меди, специализировались на добыче и обработке этого металла; племена, населявшие морское побережье, добывали различные виды ценившихся в первобытном обществе, как украшения, раковин и т. п. Вполне понятно, что такого рода разделение труда между общинами, между родами или между племенами, было сопряжено с межродовым или межплеменным обменом.

Рост общественного разделения труда ведет к более эффективному производству и одновременно увеличивает неравенство между людьми, классами и народами. Неравенство и рост богатств стимулируют торговлю. К ранее существовавшим классам господ и крепостных добавляются два других: торговцы и рабочие. Усложнение классовой структуры делает политическую жизнь более динамичной. В больших и сложных обществах усиливается централизация, формируются деспотические режимы. В деспотиях увеличивается армия и сокращается число людей, занятых мирным трудом. При помощи рабского труда создаются величественные постройки и совершенные изделия прикладного искусства. Но отсутствие свободы повсюду влечет за собой униженность личности, невежество и глупость.

В городах-республиках формируются органы самоуправления, элементы демократии, растет нравственное достоинство личности. Развитие философии, науки, медицины, религии, искусства было делом жреческой касты, которая, блюдя свои интересы, с помощью магического языка, тайных знаний, письменности стремилась сохранить обособленность и удержать власть над массами. Жрецы выработали систему идей, которую мы сегодня, в XX веке, называем идеологией. Одной из важнейших идей была, согласно Кондорсе, идея «Великого Целого», ничему реальному не соответствующая, но включающая в себя, по определению, все отдельные вещи и события. Жрецы хотели властвовать над жизнью каждого отдельного человека и всего народа. Для этого они выступили в роли посредников между народом и «Великим Целым». Чтобы сделать наглядным это посредничество, была придумана сложная мифология, культы и обряды.

Процесс общей дезинтеграции духа сказывается не только на потере целостного мировосприятия личности, но и на практической жизни человека, на его быте, на способе его существования. Социальный человек вынужден в своей практической деятельности включаться в дезинтеграционный процесс, поскольку его функционирование в этом процессе стало непременным условием его общественного статуса. Дифференциация знания породила дифференциацию практики: разделение труда превратило целостного человека в специалиста, замкнутого на профессиональной интенции. Все более и более мелкое дробление духа, направленное на его “изучение”, привело к рождению общества профессионалов узкой специализации. В свою очередь, искусственное сужение духовных потенций личности до узкопрофессиональных интенций сказалось не только на утере мировоззренческих ориентиров, но и на вынужденной замкнутости индивида. Замыкание человека на профессиональной интенции спровоцировало ряд побочных негативных эффектов: утрату интерсубъективности и коммуникативности, рост отчуждения, а вместе с ним, рост числа психических заболеваний и суицид (самоубийство). Разделение труда превратилось в принцип существования. Вся социальная машина стала работать на трансформацию полноценной жизни в ремесло. В итоге, жизнь стала восприниматься человеком вне ее целостности; а понятие человека сузилось до понятия специалиста.

  1. Что представляет собой рококо?

РОКОКО («причудливый», «капризный»; франц. rococo от rocaille — осколки камней, раковины), стилевое направление, господствовавшее в европейском искусстве в течение первых трех четвертей 18 в. Антуан Ватто. «Капризница». Эрмитаж.

Он представлял собой не столько самостоятельное художественное явление, сколько фазу, определенный этап общеевропейского стиля барокко. Термин «рококо» возник во Франции в конце 18 в., в эпоху расцвета классицизма, как презрительная кличка для всего манерного и вычурного искусства 18 в.: изогнутая, капризная линия, напоминающая очертания раковины,— его главный признак. Искусство рококо — это мир вымысла и интимных переживаний, декоративной театральности, изысканности, изощренной утонченности, в нем нет места героизму и пафосу — они сменяются игрою в любовь, фантазией, прелестными безделушками. Тяжелой и патетической торжественности барокко приходит на смену камерная хрупкая декоративность. Лозунгом краткого, недолговечного «века» рококо становится «искусство как наслаждение», цель которого — возбуждать легкие, приятные эмоции, развлекать, ласкать глаз причудливым узором линий, изысканными сочетаниями светлых нарядных красок, что особенно выразилось в архитектурном убранстве интерьеров, с новыми требованиями которого сообразовалась и живопись рококо.«Мари Жанна Дюбарри». Бюст работы скульптора Огюстена Пажу (1730-1809).

Самой распространенной формой живописного произведения стало декоративное панно, большей частью овальной, круглой или причудливо-изогнутой формы; в основе композиции и рисунка лежит мягко изгибающаяся линия, которая придает произведению обязательную для этого стиля вычурность и нарядность. В своих колористических исканиях рокайльные мастера шли от Рубенса, Веронезе и венецианцев, но предпочитали не их насыщенные, сочные цвета, но бледные полутона: красный становится розовым, синий — голубым, появляются лимонно-желтые, блекло-голубые, розовые, сиреневые цвета, даже вымышленные — вроде «цвета бедра испуганной нимфы». Одним из основоположников стиля «рококо» был талантливый Антуан Ватто, давший наиболее совершенное воплощение принципам этого стиля. Эмоциональность и меланхолическая мечтательность придают характерам образов Ватто особую утонченность, которой уже не достигают непосредственные последователи мастера, превратившие его мотивы и манеру в изысканную и поверхностную моду (Ланкре, Патер, Кийар).

Крупнейшим мастером собственно рокайльного искусства стал ученик Франсуа Лемуана Франсуа Буше, мастер занимательных любовных сюжетов, великолепный колорист и рисовальщик. Живопись Буше диктовала законы целой плеяде мастеров (Натуар, братья Ванло, Антуан Куапель и др.) и это влияние продержалось во Франции вплоть до Революции 1789. Среди значительных мастеров рококо были художники самого разного дарования, обращавшиеся к самым разным жанрам живописи: Ж. М. Наттье, Друэ, Токке, Луи-Мишель Ванло, Латур, Перроно. Последним крупным живописцем рококо был Жан Оноре Фрагонар, тонкий портретист и пейзажист, как и Ватто, не вписывающийся в рамки просто модного стиля.

Скульптура рококо менее значительна и своеобразна, чем живопись. Большое распространение в искусстве рококо и всего 18 века получили портретные бюсты и маленькие скульптурные группы или статуи купальщиц, нимф, амуров, их ставили в парке, украшали ими беседки, салоны, купальни. Крупнейшие скульпторы рококо: Ж. Б. Лемуан, Пигаль, Пажу, Фальконе, Клодион.

Для архитектуры рококо характерно то, что главное внимание зодчего сосредоточивалось на интерьере. Во Франции в трактовке фасада продолжал господствовать классицизм 17 в. Только ряд незначительных изменений смягчал строгость архитектурного образа. Скульптурная деталь, применяемая для украшения фасада, делается более выпуклой, приобретает самодовлеющее значение, не подчиняясь больше основным архитектурным линиям. Плоские пилястры большого ордера заменяются выпуклыми полуколоннами, придающими стене более живописный вид. Планы зданий рококо большей частью асимметричны и строятся часто на круглых, овальных и восьмиугольных комнатах; резкий прямой угол избегается даже между стеной и потолком, а линия соединения маскируется рельефным орнаментом, неподвижная плоскость стены дробится, углубляется, комнаты тем самым получают еще более нарядную причудливую форму. Стены окрашиваются в светлые, воздушные тона и украшаются живописными панно, резными панелями, зеркалами в вычурных золоченых рамах. Крупнейшие французские зодчие рококо: Робер Декотт, Габриэль, Боффран, Оппенор, Дельмер, Мейссонье.

Франция явилась законодательницей эстетики рококо; европейские страны были неравномерно захвачены этим веянием. Наибольшее распространение рококо получило в Германии, особенно в Пруссии при дворе Фридриха II. Архитектор Кнобельсдорф создал в Потсдаме один из наиболее прославленных рокайльных ансамблей (Сан-Суси). Крупнейшие представители рококо в Германии — архитекторы Бальтасар Нейман и Кнобельсдорф, живописцы Цик, Маульберч, Дитрих, скульптор Доннер. В России рококо развивалось под непосредственным влиянием приезжих французских и немецких мастеров (Токке, Рослин, Фальконе); под сильным этим влиянием в России выдвинулись такие мастера, как Растрелли (в малых архитектурных формах), Ринальди (особенно его постройки в Ораниенбауме), Ухтомский, в большой степени Рокотов и Левицкий.

Чрезвычайно характерен для эпохи рококо расцвет графики. Почти все большие живописцы 18 в. были также блестящими рисовальщиками (Ватто, Фрагонар), ряд крупных мастеров целиком посвятил себя графическому искусству (Сент-Обен, Кошен, Дебюкур во Франции, Ходовецкий в Германии). Оформление книги, мастерство переплета, мебель, бронза и т. п. достигли большой художественной высоты. Королевская мануфактура гобеленов в Париже выпускала серии замечательных шпалер. Фарфоровые заводы (Севр во Франции, Мейсен, Нимфенбург в Германии) производили художественную посуду, а также статуэтки из бисквита и фарфора.

  1. Что относится к материальной культуре общества?

Понятие культуры очень широкое. Оно охватывает по сути бесконечное множество самых разнообразных вещей и процессов, связанных с деятельностью человека и ее результатами. Многообразную систему современной культуры в зависимости от целей деятельности принято подразделять на две большие и тесно связанные области материальную культуру и духовную культуру.

Понятие материальная культура характеризует результаты и средства материальной жизни людей, которая связана с производством предметов, вещей, обеспечивающих природно-биологическое существование человека, удовлетворяющих исходные потребности людей - в пище, одежде, жилье и др.

Материальная культура - окружающая человека среда. Материальная культура создана всеми видами труда человека. Она создает уровень жизни общества, характер его материальных запросов и возможности их удовлетворения.
Материальная культура общества распадается на восемь категорий:

1) породы животных;

2) сорта растений;

3) культура почв;

4) здания и сооружения;

5) инструменты и оборудование;

6) пути сообщения и средства транспорта;

7) связь и средства связи;

8) технологии.

Под материальной культурой традиционно понимается совокупность вещей, устройств, сооружений, т.е. искусственно сотворенный человеком предметный мир. Иногда его называют «второй природой». Однако артефакты — лишь одна из граней объемного тела материальной культуры — продуктивно-предметная грань. Наряду с ней выделяют процессы, средства и способы создания и потребления названных продуктов — технологическую грань, а также техническую культуру самих создателей и потребителей предметного мира или его фрагментов — субъектную грань. Материальная культура имеет не только качественно разные грани, но и количественно различные срезы. Она может быть рассмотрена на разных уровнях: от единичных предметов, процессов и людей до глобальных цивилизаций 

Важная особенность материальной культуры- ее нетождественность ни материальной жизни общества, ни материальному производству, ни материально преобразующей деятельности.

Материальная культура характеризует эту деятельность с точки зрения ее влияния на развитие человека, раскрывая, в какой мере она дает возможность применить его способности, творческие возможности, дарования.

Материальная культура- это культура труда и материального производства; культура быта; культура топоса, т.е. места жительства; культура отношения к собственному телу; физическая культура.

Список используемой литературы:

1.Культурология. - Ростов-н/Д.: Феникс, 1995.
2. Человек и общество: культурология. Словарь-справочник. - Ростов-н/Д.: Феникс, 1995.
3. Введение в культурологию. - М.: Владос, 1996.
4. Силичев Д.А. Культурология. - М.: Приор., 1998.
5. Методология и методы анализа культуры. – Мн.: "Вышэйшая школа", 2004г.
6. Леви-Строс К. Структурная антропология. - М., 1985.
9. Современная западная социология. Словарь. - М., 1990.
10. Культура: теории и проблемы. – Мн: «Вышышэйшая школа, 1995.
11. Философия культуры. - СПб., 1995.