Проконсультируем бесплатно,
прямо сейчас

+79100022759
ZAKAZ@NA10.RU

Русская литература

Просмотров: 0

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

Глава I ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ МИХАИЛА БУЛГАКОВА.. 6

Глава II ВОЛАНД В МОСКВЕ. 25

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 49

БИБЛИОГРАФИЯ.. 52

 

ВВЕДЕНИЕ

 Не так давно творчество М.А. Булгакова в России было под строжайшим запретом и было бы удивительно, еще 60-70 лет назад узнать о том, что творчество автора будет изучаться в современной школе.

Но времена идут, меняется власть, менталитет, терпит изменения и художественная культура. Как говорил герой романа Мастер и Маргарита Воланд, обратившись к Мастеру: „Ваш роман вам принесёт ещё сюрпризы[1]. Практически также произошло и с романом самого Михаила Афанасьевича Булгакова.

На современном этапе практически все, что написал автор, опубликовано. Однако не все осмыслено и освоено современным читателем. В Пантеоне ХХ века, создание которого задумано в США, имя великого русского писателя Михаила Афанасьевича Булгакова будет значиться, между имен самых известных и значимых людей века.  Известная  русская поэтесса Анна Андреевна Ахматова посвятила М.Булгакову проникновенные стихи: из цикла Венок мертвымВот это я тебе, взамен могильных роз…”[2].

Особенную роль в жизни автора и в развитии русской литературы в целом играет роман Мастер и Маргарита. И, оценивая, прежде всего, факт кому же посвящен роман, можно отметить, что вовсе не Иешуа и, по мнению многих авторов, даже не Мастеру и не Маргарите, а именно Воланду.

Актуальность темы работы заключается в том, что Воланд является несомненным главным героем романа, его образ – это сочетания множеств лиц, которыми мастерски управляет Булгаков. Главенство Воланда утверждается изначально эпиграфом к первой части. На сегодняшний день образ Воланда разными авторами представлен по-разному, проводятся аналогии и параллели с другими героями разных произведений и разных времен. Тем не менее, Такой образ – единственный: тот, который знал и представлял сам Булгаков.
После публикации романа, еще в 1967 году начались длительные дискуссии о смысле и важности романа. Данные дискуссии не утихают до сих пор. Одной из самых интересных и оговариваемых тем является вопрос о доброте или зле Воланда, который назван в романе „князем тьмы”, „духом зла и повелителем теней”.

Вопросу характера данного героя уделялось много внимания со стороны различных авторов. Например, прототипом Воладна считают и И.В. Сталина, и В.И. Ленина и даже князя Калиостро. Проблематике использования сил тьмы уделяли внимание авторы, которые сравнивали Воланда и героев Гете, Мильтона, Байрона и других известных творцов.  И наконец, множество мыслей высказано о функции Воланда в идейно- художественной структуре романа, его роли в философской концепции М. А. Булгакова. В связи с этим представляет несомненную важность рассмотреть и проанализировать образ Воланда в трудах отечественных и зарубежных авторов.Цель моей дипломной работы состоит в том, чтобы проанализировать особенности образа Воланда как центральной фигуры в романе М. Булгакова „Мастер и Маргарита”.

В первой главе рассмотрен творческий путь автора романа М.А.Булгакова. Во второй главе мы сопоставляли образ Воланда с героями произведений различных авторов, а также определяли общее и особенное в образе Воланда в разных эпизодах романа.

Главным объектом исследования является роман М.А. Булгакова Мастер и Маргарита, а предметом является литературный образа Воланда в романе.

Интерес к творчеству Булгакова не проходит с годами, а только возрастает. В связи с этим увеличивается количество посвященных ему и его творчеству аналитических работ.

Прежде всего, многие авторы уделяют внимание жизни и творчеству автора. Это, прежде всего, М. Чудакова, А. Смелянский, А. Барков и другие. Об авторе и его произведении пишут такие зарубежные исследователи, как Элит Хайбер, Волькер Левин, Анжей Дравич и другие.

Теоретической базой исследования явились основные положения, сформулированные в трудах М. Бахтина, Ю. Лотмана, Б. Гаспарова, В. Руднева, общетеоретических статьях М. Хайдеггера, У. Эко. Практическая значимость заключается в попытке изучить образ Воланда с учетом современных условий.

Работа состоит из двух глав, заключения и  библиографии.


Глава I

ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ МИХАИЛА БУЛГАКОВА

 

15 (3) мая 1891 года в Советском союзе, в городе Москва родился ребенок, которому суждено было стать великим человеком, известным на весь мир.

Этот ребенок станет великим русским писателем, драматургом и театральным режиссером, автором романов, повестей и рассказов, фельетонов, пьес, инсценировок, киносценариев и оперных либретто – Михаил Афанасьевич Булгаков.  Он родился в верующей семье, его отец был преподавателем духовной академии. Михаил был старшим из семи детей Булгаковых.

Семейное тепло и традиции Михаил Афанасьевич ценил на протяжении всей своей жизни, так как его близкие были простыми интеллигентными людьми, любящими музыку и поэзию. Часто, по вечерам, семья устраивала вечера чтения, домашние спектакли и праздники. „Семья Булгаковых – большая, дружная, культурная, музыкальная, театральная”, – вспоминает жена младшего брата Михаила Булгакова. Эта атмосфера найдёт потом отражение в романе Белая гвардия, в пьесе Дни Турбиных[3].

Возможно, что с юных лет Михаил Булгаков приобщился к мистике, которая, конечно же, была широко представлена в библиотеке его отца. Во всяком случае, никто другой из писателей в СССР не придавал так много значения в своих произведениях религиозной и мистической проблематике.

Афанасий Иванович, отец Михаила, был сыном сельского священника и достиг больших успехов, прежде всего, потому что очень усердно трудился, любил свое дело и отдавал этому занятию все свои силы. Он преподавал в академии, а также служил в Киевской цензуре,, где потом  получил чин статского советника, благодаря чему Булгаковы сделались потомственными дворянами. Мать, в девичестве носившая фамилию Покровская, была рождена также в семье священника: протоирея Казанской соборной церкви города Карачаево Орловской губернии. Главным делом жизни матери писателя была забота о доме и семье, воспитание детей. Именно от нее все дети Булгаковы приобрели любовь к книгам, музыке. Отец зарабатывал прилично, поэтому семья, в целом, не нуждалась. В дом покупались книги, прививалась любовь к чтению. Но в 1907 году семью постигло несчастье: от наследственного гипертонического нефросклероза, не дожив даже до 50 лет, умер Афанасий Иванович. Но отец позаботился о семье: после его смерти семья стала получать пенсию, которая была не меньше, чем прежнее жалованье на двух службах[4].

Мать не сложила руки, а усердно занялась образованием детей. До осени 1990 года старший сын, Михаил, учится дома, а затем поступает в Александровскую гимназию. Гимназия считалась особенно престижной, в ней обучались дети из семей русских интеллигентов, преподавали самые лучше преподаватели из Киева. Проявил свои таланты Михаил уже с первых дней учебы: очень красиво рисовал, писал стихи, играл на рояле, пел, сочинял небольшие рассказы и обладал недюжинным талантом рассказчика. Успешно окончив гимназию в 1909 году Михаил чувствует в себе жажду путешествий и приключений. Особенно привлекало будущего писателя карьера литератора или артиста. Но выбор был сделан в пользу медицинской карьеры.

После окончания гимназии Булгаков поступает в Императорский университет Святого Владимира, где почти 7 лет изучает медицину. Семья Булгаковых проживала сначала на Воздвиженской, потом в Печёрске, в Кудрявском переулке, а в 1906 году переехали на Андреевский спуск дом № 13. Этот дом в последствие станет  знаменитым домом „Турбиных”.

Пришло время любви, когда Михаил Булгаков знакомится с Тасей Лаппа – племянницей подруги матери писателя. Разница в возрасте молодых составляла всего один год и Михаил с энтузиазмом принялся ухаживать за девушкой, которая при всей своей грации обладала твердым и волевым характером. С началом мировой войны муж и жена работали в госпитале, затем, Михаил Афанасьевич ушел добровольцем на фронт, где работал в прифронтовом госпитале. С помощью старших коллег, военных хирургов, писатель получил важную для своего будущего практику. В 1916 году будущий писатель окончил университет и получил диплом с отличием. В последствие он становится земским врачом в Смоленской губернии. Несомненно, опыт работы автор принесет потом в свою творческую судьбу, отразив яркие и темные картины в Записках юного врача, напоминающих чеховскую прозу.

Весь 1918 год Булгаков становится свидетелем и участником страшных событий гражданской войны на территории Киева. Шли бои, менялась власть. Эти события также легли в основу множества его произведений, например, в романе Белая гвардия и пьесе Дни Турбиных. Благодаря этим произведениям Михаил Александрович стал значимой и крупной фигурой в русской литературе. Как отмечает Е.А. Яблоков ”Следующие два года, очень насыщенные исторически для страны, бросали Булгакова в водоворот событий, из огня да в полымя: он сражался вместе с русскими офицерами против войск Петлюры, затем сумел дезертировать уже из петлюровской армии, служил у красных, перешел к белым, попал вместе с ними на Северный Кавказ и даже участвовал в походе против восставших чеченцев[5].

После короткой остановки в Киеве, Булгаков прибыл в Москву, на дворе стоял 1921 год. Все будущие главные события его жизни будут связаны именно с этим городом. Очень редко и очень на непродолжительный период времени Булгаков выезжает из Москвы в Крым, на Кавказ, в Киев, в Ленинград. В Москве заканчивается его период перемен и странствий. Весь полученный жизненный опыт Булгаков переносит в свои произведения, в том числе и в вершинном своем романе Мастер и Маргарита.

В середине 20-ых годов Булгаков и его произведения пользуются удивительным вниманием публики, его труды регулярно появляются в прессе. К октябрю 1924 года были уже закончены и Записки на манжетах, и Дьяволиада, и Роковые яйца. Повесть Дьяволиада со своим мистико-фантастическим сюжетом показывает, как хорошо М. А. Булгаков знал бюрократический быт Советской страны. Теме невежества в науке посвящается повесть Роковые яйца, тему науки он продолжает и в  Собачьем сердце.

В. Лакшин отмечает, что „Повесть эту напечатанной Булгаков не увидит, впрочем, как и большинство своих произведений[6]. Тем не менее, данное произведение является одним из самых известных в России, а также является знаковым как в творчестве самого автора, так и, в целом, во всей русской литературе. Многие политики отмечают, что это произведение „русской революции”. Считается, что Собачье сердце способствует тому, что в читателях пробуждается социальное создание пролетариата описанной эпохи.

Главный герой повести, Шариков, воспринимался критиками, как образ люмпен-пролетариата, который вдруг неожиданно получил массу прав и свобод, но не сумевший воспользоваться ими во благо. Шариков, наоборот, всячески проявляет себя негативно, проявляя эгоистические интересы, предавая и уничтожая всех вокруг. Многочисленные авторы считают, что в данной повести Булгаков предсказал массовые репрессии, которые осуществлялись в 1930-ых годах.

В московском журнале Россия  в 1925 году были напечатаны две из трех части романа Белая гвардия, в котором Михаил Афанасьевич вновь обращается к драматическим событиям в Киеве на переломе 1918 и 1919 годов. Произведение также было положительно встречено читателями. После того, как роман вышел, к автору обратилось руководство Художественного театра с просьбой написать для постановки пьесу, основанную на романе Белая гвардия. Булгаков с интересом откликается на эту просьбу и так рождается произведение Дни Турбиных, которое было поставлено в 1926 году и сделавшие имя автора знаменитым. Затем в будущем Вахтанговском театре была поставлена Зойкина квартира.

К сожалению, в то время цензура меняла многое. Главрепетком не благоволил ярким и креативным спектаклям, в связи с чем обе эти пьесы были, в последствие, сняты.

В 1927 году появилась на свет пьеса Бег, которой сулили успех не только актёры Художественного театра, но и М. Горький. Тем не менее, пьеса так и не была поставлена, потому что автор в произведении прощает своего главного героя – белого офицера. По сюжету наказание Хлудов, главный герой, получает от самой судьбы, наказанный собственной совестью.

Тем не менее, успех не пришел с первых дней творчества писателя. Столица еще только-только оправлялась от трудностей и смертей Гражданской войны, поэтому литература молодого автора была встречена прохладно и равнодушно. Сначала Булгакову негде было жить, он с трудом устроился работать в Главкульпросвет. Но ему благоволила руководитель культпросвета Н.К. Крупская и помогла получить прописку в одной из квартир города. Впоследствии эта квартира получит название нехорошей, как только появится произведение о Мастере и Маргарите. Булгаков пробует себя в журналистике, печатает фельетоны, небольшие статьи и рассказы, не получая никакой славы. Трудности у автора и с властью, в связи с чем свои фельетона он подписывает псевдонимом Г. П. Ухов, дурачась над весьма опасной организацией – ГПУ. Ощущение от новых порядков у него прямо-таки мистическое[7].

Тем не менее, оправившись от последствий военного времени в стране начинают появляться частные издательства, в одном из которых Михаил Афанасьевич публикует свой первый роман Белая гвардия. Это было довольно сложно и опасно, так как роман был бесстрашным вызовом, так как в произведении описывались персонажи, которые являлись противниками стране, в которой жил автор. В его произведении противники выглядели симпатичными, отважными и благородными людьми, что, несомненно, произвело настоящий фурор в среде художественной интеллигенции того времени. Эффект был таким, что руководитель знаменитого МХАТА К. Станиславский реши инсценировать роман как ни странно, к 10-летнему юбилею Октября.

В этот же период Булгаков знакомится с новой женщиной, ставшей в последствие его женой – с Любовью Белозерской. Именно она становится музой писателя, слушает, советует, комментирует его произведения. В период брака с ней Булгаков становится особенно популярным, появляются заработки, жизнь налаживается. Тем не менее, темным пятном в жизни автора являются постоянные вызовы в ОГПУ, придирки цензуры, опасность быть арестованным и получить запрет на творчество. В связи с чем Булгаков решается обратиться на самый верх – к самому Сталину.

Булгаков прекрасно понимал, что Сталин – опасная фигура, он является всевластным хозяином существующего режима. И что его отношения со властью никогда не будут сотрудничеством. Михаил Афанасьевич считал такое общение лишь необходимым контактом, дающим ему возможность заниматься любимым делом. Общение со Сталиным, как ему казалось, давало возможность не только творить, но и физически уцелеть. „Некоторое благоволение тирана и злодея не сделало писателя счастливым – его новые произведения по-прежнему запрещались, не выходили ни в печать, ни на сцену[8].

В 1924 году Булгакову пришлось развестись со своей первой женой, так как она не имела никакого отношения к писательству, не интересовалась и не имела знакомств в литературных кругах. Любовь Белозерская подходила в этом плане писателю идеально, помогая ему уцелеть в творчестве и став его музой.

В этот период писатель уделяет внимание прошлым временам и историческим героям. Так, в его творчестве появляются имена драматурга Мольера, писателя Пушкина, героев произведений Сервантеса. Писатель думает об Минине и Пожарском, о деятельности Петра Первого. Тем не менее, современные проблемы волнуют его гораздо больше. И тогда он обращает время на тему религии, проводя параллели между сталинской Москвой и событиями, произошедшими 2 000 лет назад в Иерусалиме. Так появился первый роман о сатане, Понтии Пилате, Христе и, конечно, о великой любви мужчины и женщины, а также о взяточничестве, пьянстве, жадности и корысти.

Как отмечает И.И. Саранча „Его близким другом и хранителем становится третья жена – Елена Сергеевна Шиловская. Многие литературоведы считают, что именно она послужила прообразом Маргариты из главного романа писателя[9].

Середина 30-ых годов в Москве выдалась очень сложная. В этот период происходит обожествление Сталина, поэтому Булгаков решает написать пьесу о нем и его молодых годах. Так появляется пьеса Батум. До сих пор не утихают споры о том, какой целью была написана эта пьеса, действительно ли автор хотел поближе изучить истоки характера будущего деспота и тирана. Изначально Сталин отнесся к созданию произведения благосклонно, но потом решил категорически запретить написание и  постановку произведения. Возможно, в связи с этим в тридцатые годы произведения Булгакова не ставились в театрах, в печати ни выходило ни единой статьи автора. Тем не менее, он продолжает свое творчество. В этот период он уделяет внимание сатирической фантастике, например, выходят произведения: Адам и Ева (1931), Иван Васильевич (1935 – 1936).

В тот период множество писателей России получили некие ярлыки, в том числе и сам Булгаков; он был отнесен к самому крайнему флангу писателей, считался „внутренним эмигрантом”, „пособником вражеской идеологии”. Опасность состояла уже не только в том каким будет дальнейшее творчество автора, но и о судьбе и жизни писателя. Находясь в сложном психологическом и социальном положении Булгаков решается на письмо, смелое письмо, обращенное к Советскому правительству.

17 апреля 1930 года покончил с собой другой известнейший поэт – Владимир Маяковский, что очень повлияло на развитие поэзии в России. Похороны поэта поразили своей многолюдностью, чем существенно озадачили Сталина, который волновался за трагичность исхода литературных судеб и жизней русских писателей и поэтов. В связи с этим Сталин позвонил Булгакову, который с большой радостью принял звонок. Булгаков существенно поверил в благие намерения Сталина и был очень ободрен его звонком, но получил лишь скромную зарплату советского служащего.

Произведение Дни Турбиных были возобновлены только в 1932 году. К сожалению, при жизни автор ни разу не видел своих произведений на сцене, а также ни единой строчки в печати.

Другой известный писатель Алексей Толстой как-то с улыбкой говорил писателю, что для того, чтобы автор достиг литературной славы ему нужно жениться три раза. Эти слова сбылись и в судьбе Михаила Афанасьевича: в 1929 году он женился на подруге своей жены – Еленой Шиловской, которую, по его признанию, любил больше всех женщин в своей жизни. Оба влюбленных были в ту пору обременены узами брака, но любовь оказалась настолько сильной, что влюбленные сердца объединились, ни смотря ни на что. Некоторое время Булгаков продолжал общаться и поддерживать бывшую жену, оказывал ей существенную финансовую поддержку.

В сентябре 1929 года Булгаков посвятил Елене Сергеевне повесть Тайному другу. Тем не менее, не все было так безоблачно в личной жизни автора, так как бывший муж Шиловской вынуждал жену порвать с Булгаковым, шантажировал детьми, на что Елена Сергеевна вынуждена была поддаться. Однако жить друг без друга они уже не смогли. И.И. Саранча также отмечает: „Сохранился отрывок булгаковского письма Шиловскому, датированный тем же числом. 3 октября 1932 года брак Елены Сергеевны с Шиловским был расторгнут, а уже 4 октября заключен брак с Булгаковым. Сохранилась его шутливая записка, переданная на заседании в МХАТе режиссеру В. Г. Сахновскому[10].

Нельзя не отметить в творчестве писателя своеобразное произведение – Жизнь господина де Мольера, которое было написано в 1932-1933 годах и опубликовано в 1962 году. Данная биография Мольера, которую Булгаков несколько романизировал, является довольно глубоким и личностным произведением. Автор писал не только о самом Мольере, но и о себе самом. Может быть, именно поэтому выход книги задержался на несколько десятилетий. Для самого Булгакова личность и судьба Мольера была глубоко выстраданной, личной темой, кроме того, она имела большое нравственное и социальное значение.

В 1936 году Булгаков пишет еще один роман, который остался незаконченым – Театральный роман (Записки покойника). Данное произведение написано от первого лица, от личности писателя – Сергея Максудова. Основа романа – рассказ о писательском мире и театральном закулисье. Прежде, в 1930 году писатель писал роман в письмах, которых назвал Тайному другу, а, затем, был оформлен в новый роман под названием Театр. Тем не менее, в том же году Булгаков сжег свои наработки, вместе с черновиками романа, который называл Романом о дьяволе. Данное произведение, несмотря на довольно пугающее название, является веселым и, по мнению некоторых авторов. Даже развлекательным. Данное произведение далось автору с невероятной легкостью, по мнению его жены, автор писал роман по нескольку страниц в день и был чрезвычайно доволен своими трудами. Практически все герои романа имели своих реальных прототипов, впоследствии жена Булгакова воссоздала все имена романа.

С середины 1939 года писатель довольно плохо себя чувствовал,  врачи уже считали положение Булгакова безнадежным. Несмотря на это, писатель начал работать над романом Мастер и Маргарита. Третья жена писателя, Елена Сергеевна, послужила главным прототипом Маргариты в романе Мастер и Маргарита.

Вид романа трудно определить с точностью, так как в нем содержатся элементы как сатиры, так и фарса, фантастики, мелодрамы и притчи, мистики. В эпилоге романа появились знаменательные слова: „Он не заслужил света, он заслужил покой”. В. Лакшин отмечал, что „выбирая посмертную судьбу Мастеру, Булгаков выбирал судьбу себе”. Это его измученная душа жаждала покоя. Покоя достоин тот, кого не отягощают муки совести, память стыда. Булгаков скончался 10 марта 1940 года в 16 часов 39 минут, как записала в своем дневнике Елена Сергеевна[11].

Первая жена, Татьяна Лаппа, очень много вспоминала о характере и темпераменте Булгакова. Она отмечала, что он всегда был очень остроумными и внимательным, очень любил и знал женщин, умел с ними обращаться, был галантен. Особенно отличала Булгакова любовь к картам и высокий уровень суеверности. К сожалению, цензура очень жестоко обошлась с судьбой писателя, хотя он до сих пор считается одним из талантливейших людей писательской России.

Несомненно, Михаил Афанасьевич был бесстрашным, смелым человеком, смотрящим на трудную жизнь с некой иронией и юмором, очень жаль, что почти все его сочинения, в том числе его бесспорный шедевр, Мастер и Маргарита , завершенный в 1939 году, был опубликован посмертно, когда сталинская цензура ослабила свою хватку. „В августе 1939 года у писателя резко ухудшилось зрение – первый признак нефросклероза – болезни, от которой в свое время умер его отец. И уже 10 марта 1940 года великий русский писатель Михаил Афанасьевич Булгаков покинул сей мир[12].

Похоронили Михаила Афанасьевича Булгакова на Новодевичьем кладбище. Тем не менее, память об авторе живет и до сих пор.

Свидетельством тому является опрос, который был проведен в России в 2011 году. Школьникам и студентам было предложено оценить, какие произведения не нужны в школьной программе по русской литературе. Как оказалось, не очень приветствуют школьники Солженицына, который, который оказывается „хотел, что бы его пожалели”, Булгаков на втором месте, за то, что „девушки постоянно хвалят роман Мастер и Маргарита, и это раздражает”, затем шел „очень сложный” Достоевский, и „пишущий о деревне” Некрасов[13]. Детальная беседа с детьми показала, что многих завораживает роман Булгакова и даже тем, что многое подросткам непонятно, понятна и привлекательна лишь чудесная любовь Мастера и Маргариты. Но чем больше юные читатели перечитывают роман, тем больше понимают. С каждым годом меняется социальная среда вокруг подростков, становятся понятны многие вещи и роман открывается в глазах юных читателей новыми красками.

Так можно сказать и про взрослых читателей, с каждым новым прочтением и осмыслением роман несет свою смысловую нагрузку. Е.Р. Южанинова отмечает, что, „действительно, художественный мир М. А. Булгакова многие исследователи называли „странным”, ибо мир этот существует на грани реального и ирреального, трагического и комического, высокого и низкого. Булгакову была свойственна необычайная художественная прозорливость, которая позволила ему проникнуть в глубинную и непреходящую суть человеческих страстей и конфликтов[14].

А, между тем, именно прозорливость автора позволила ему выйти за рамки творчества его современников, да и всей эпохи в целом. Его творчеству присущ подлинно общечеловеческий, философский смысл. В своих произведениях М.А. Булгаков является психологом и философом, изучающим и наблюдающим за своими героями как будто-то в каких-то особенных, пограничных ситуациях, на пределе их сил.  Недаром сам писатель говорил: „Мы должны оценить человека во всей совокупности его существа, человека как человека, даже если он грешен, несимпатичен, озлоблен или заносчив. Нужно искать сердцевину, самое глубокое средоточие человеческого в этом человеке[15].

Это стремление к „восстановлению погибшего человека”, продолжающее лучшие традиции Ф. М. Достоевского, является подлинно философским.

Некогда А. Ф. Лосев в своей ранней работе Русская философия назвал характерную черту русского философствования – „апокалиптическую напряженность”[16]. Мы можем наблюдать эту напряженность на страницах многих произведений автора. Они глубоки и блистательны. Автор смог осилить и осмыслить особенный трагизм человеческой жизни, особенностей развития всего человечества своей эпохи, проанализировать угрозы духовности человека.

Автор Е.Р. Южанинова, изучавшая особенности мировоззрения Буглакова отмечает, что „его творчество, пронизанное тревогой за будущее человека, за возможность сохранения им духовной целостности в эпоху социальных потрясений, созвучно сегодняшней ситуации в нашей стране. Важнейшей составляющей художественного метода писателя явилась сопряженность рационального и иррационального. Булгаков использовал экзистенции для создания в сюжетах своих произведений ситуаций абсурда[17].

По мнению Булгакова абсурд – это бесконечность, которая не ограничивается ни именами, ни их количеством. Это живая жизненная реальность, персонифицированная в различных формах. Абсурд Булгакова – особенная реальность мира, такая, какой видел ее автор. Абсурд используется в литературе, прежде всего, для того, чтобы повлиять на читателя, призвать его к изменениям, совершенствованию.  Недаром М.А. Булгаков вошел в историю русской литературы и культуры, как автор и создатель новых образов, значительно обогативших русскую литературную мысль.

В своем творчестве Михаил Афанасьевич Булгаков исходил из идеи сочетания души и тела. Используя терминологию А. Г. Спиркина, можно отметить, что  Булгаков верил в то, что человек – „ единое сущее”, предстающий как существо космическое, биологическое, социальное и разумное. Духовное „Я” человека, по мнению автора, выступает в трех формах: внешнего созерцания мира, внутреннего созерцания мира и мышления. То есть, духовный мир человека, считал Булгаков, состоит из действительности, ценности и смысла.

Булгаков был очень внимательным человеком. Человеком ищущим, глубоко заглядывающим в душу каждого человека.  К.Г.Паустовский, который учился вместе с Булгаковым в Первой Киевской гимназии, вспоминал: „Мишу отчитывал инспектор гимназии за прозвище, припечатанное не кому-нибудь, а директору: „Ядовитый имеете глаз и вредный язык, – с сокрушением говорил Булгакову инспектор Бодянский. – Прямо рветесь на скандал, хотя и выросли в почтенном профессорском семействе. Это ж надо придумать! Ученик вверенной нашему директору гимназии обозвал этого самого директора „Маслобоем”! Неприличие какое! И срам!” Глаза при этом у Бодянского смеялись. „Ядовитый глаз и язык” – это осталось у него навсегда[18].

Булгаков не сомневался в том, что за каждое безумство, происходящее в стране, человечество должно будет ответить. Именно поэтому он смело давал оценку всем главным событиям страны, пропуская судьбу России через собственную душу. Очень многое Булгаков предсказал.

Он нисколько не сомневался, что за череду „безумств” народу придется платить, он смело давал оценку всем важнейшим событиям, происходящим в России, и те оценки и прогнозы, которые предсказал Булгаков о будущем страны, сбылись. С.Ф. Антипина отмечает, что, „...безусловно, Булгаков понимал, что народный гнев могут обуздать только большевики, однако, он никогда не соблазнялся коммунистической идеологией. И даже исподволь подводил к мысли о желательности возврата к самодержавию, с помощью своих героев высказывая мнение, что отречение государя это самая страшная трагедия для России. Очевидно, Булгаков сознавал, что именно с падения самодержавия начался процесс распада всех устоев русской жизни[19].

Михаил Афанасьевич не был сторонником идей коммунизма и принудительной коллективизации. По его мнению, политика коммунизма душила народ, создавала ситуацию безысходности, способствовала гнетущему настроению в обществе. Писатель понимал, что у такого пути нет твердых опор и он обязательно когда-то приведет к полной разрухе.

По мнению исследователя жизни Булгакова С.Ф Антипиной, „Он мог бы одобрить только тот путь построения государства, когда оно обеспечит полную свободу жить так, как ему хочется, писать о том, что диктует ему его совесть и душа. Уже тогда он предвидел падение большевистского режима, проанализировав причины гибели России и исследовав истоки этого явления.  Писатель считал, что марксизм-ленинизм – это такое учение, следуя которому, народ под руководством большевиков развалил великое государство. Рассматривая причины, которые привели к катастрофическим событиям начала XX века в России, он поставил вопрос о целесообразности социальных переворотов в истории, о столкновении разных культурных традиций[20].

Несомненно, жизнь в такой стране, в таком обществе не могла не способствовать настроению его произведений и жизни его героев. Различные реально существующие люди появлялись на страницах его книг, повторяя судьбу реальных исторических героев и показывая реальность происходящих в стране событий. Булгаков очень интересовался внутренним миром людей, живущих в самом круговороте событий, отмечал каким образом люди пытаются сохранить свое лицо, нравственную чистоту, собственную совесть. И искренне восхищался такими людьми, ведь жить по совести в тот период было очень сложно. Но все-таки были люди, для которых понятия долга и чести были не пустым звуком, восхищали писателя те, кто хотел сохранить собственную Родину.

Как отмечает Е.Я. Яблоков, „...пережитые события революции, гражданской войны также оказали влияние на становление общественно-политических взглядов Булгакова. Страдания людей, боль, кровь, суматоха, противостояние социально-политических сил способствовали тому, что Булгаков на всю жизнь занял решительную антивоенную позицию, он видел бессмысленность войны, ее губительные последствия для всех воюющих сторон[21].

Несомненно, одним из главнейших аспектов творчества Михаила Афанасьевича была история России и ее будущее. Писатель анализировал прошлое России, чтобы представить что ее ждет в будущем, поэтому автора можно смело назвать  не только историческим, но и политическим писателем.

Некоторые читатели могут подумать, что его творчество – просто фантастика, но, при детальном анализе, можно отметить, что сюжеты его творческих творений – реально существовавшие события. Писатель отражает самые злободневные события, все социальные проблемы той России. Исследователи подтверждают, что многие булгаковские темы актуальны и сегодня. Именно поэтому, спустя десятилетия, произведения автора любимы многими читателями разного возраста, кому не безразлична судьба своей страны.

Характеризуя личность Булгакова, можно выделить такие качества, как независимость суждений, жизнестойкость в тяжёлых испытаниях, высокоразвитое чувство собственного достоинства, первоклассный юмор, искусство быть во всех случаях самим собой. Разумеется, талант художника был у Булгакова, что называется „от Бога”. А уж то, какое этот талант получил выражение, во многом определялось и обстоятельствами окружающей жизни, и тем, как складывалась судьба писателя.

К счастью, литература не имеет строгих мер и не подчиняется табелям о рангах. Неизвестно, кто из писателей является первым, и кто из двух или трех великих – величайшим. Известно только то, что именно этот создатель относится к самым важным творцам своей литературы нашего столетия. Булгаков также оказался достаточно универсален в высказываниях своих мыслей и сумел привлечь внимание читателей со всего мира[22].

Все факты биографии изложены самим писателем в его произведениях.

Вершиной творчества автора является популярнейшее в разных странах произведение о Пилате, Христе, Мастере и Маргарите.

Начало своей работы над романом сам автор отметил 1928 или 1929 год. В рукописи 1931 года даты работы над романом проставлены так: 1929-1931. В рукописи 1937-го: 1928-1937. О сюжете Булгаков думал очень долго, отдельные сюжетные линии  выстраивались постепенно, проникая друг друга, обрастая все более и более новыми фактами, связанными с уже имеющимися. „Завещанием мастера” назвал статью о романе критик И.Виноградов.

Сам М.А. Булгаков писал своей жене Е.С. Булгаковой о каждой появившейся сюжетной линии, ведь именно она стала прообразом его Маргариты. Видимо, автор чувствовал что-то плохое, так как уже за два года до своей смерти он сказал, что это будет его последний, закатный, роман.

В начале 1930 года рукопись романа Булгаков сжег. 28 марта писал: „(…) я, своими руками, бросил в печку черновик романа(...)” И три года спустя, в 1933 году, В.В. Вересаеву: „(...) тот свой уничтоженный три года назад роман[23].

Несомненно, сам Булгаков отражал себя в образе Мастера. Недаром тема сожжения рукописи красной нитью проходит и в самом романе: „Я вынул из ящика стола тяжелые списки романа и черновые тетради и начал их жечь. Это страшно трудно делать, потому что исписанная бумага горит неохотно. Ломая ногти, я раздирал тетради, стоймя вкладывал их между поленьями и кочергой трепал листы… Знакомые слова мелькали передо мной, желтизна неудержимо поднималась снизу вверх по страницам, но слова все-таки проступали и на ней. Они пропадали лишь тогда, когда бумага чернела, и я кочергой яростно добивал их[24].

Большой удачей для всей русской литературы является тот факт, что многие черновики Булгакова удалось спасти. И из этих черновиков видно очень многое. Прежде всего то, что первая редакция романа существенно отличалась от того, что читают современные почитатели творчества автора. Сначала в романе ничего не свидетельствовало о большой любви мужчины и женщины, так как ни Мастера, ни Маргариты в нем не было. Изначально автор задумывал роман о дьяволе. Недаром в первых черновиках автор использует такие слова, как „роман о дьяволе”, Гастроль(…)(Чья? Половина листа оторвана); Сын(…) (второго слова тоже нет); Черный маг (тщательно зачеркнуто). Потом появилось название Копыто инженера. Это странное копыто потом будет очень долго фигурировать в заголовке романа. Например, в 1931 году Булгаков решает назвать роман Консультант с копытом. Но что-то не нравится ему в названии, поэтому в 1932 году он меняет его на насколько вариантов: (Сатана… Черный богослов… Он появился…) запишет: Подкова иностранца и дважды подчеркнет. Понятие подкова затем полностью уйдет из романа, но в сюжете все-таки останется. В конечной редакции романа Булгаков пишет о том, что Воланд дарит драгоценную подкову главной героине – Маргарите.

Первый набросок романа был закончен в конце января 1938 года, а первыми слушателями, несомненно, были друзья и близкие автора. После того, как Булгаков прочитал первые заметки, он внес существенное количество изменений и поправок, а уже в июне рукопись была перепечатана. Основных изменений, затем, в романе не было: сюжетные линии остались прежними, но поправки автор вносил еще очень долго, вплоть до самой своей смерти.

Русская литература богата гениальными авторами, но Булгаков особенно отличается в ней. Его произведения стали теми немногими, которые можно назвать культовыми не только в России, но и во всем мире. Кроме того, существуют несколько русских романов созданных таким образом, чтобы иностранным читателям было доступнее их читать. Нельзя сказать, что Михаил Афанасьевич специально стремился написать свой роман Мастер и Маргарита, обращаясь к особенно восприимчивым читателям, которые склонны принимать определенные сюжетные линии слишком серьезно. Роман все-таки написан с ориентацией на общую аудиторию, а не только для историков, философов и религиоведов. В то время все-таки творчество Булгакова считалось неформатным, поэтому и власти относились к нему с большой долей опасения, так как в творчестве автора были какие-то новые, еще непонятые многими, литературные идеи.

Роман Мастер и Маргарита – это одновременно история любви двух разных людей, из разных слоев общества, а также пересказ библейской истории. В романе постоянно проводятся параллели: события, описанные в книге, разворачиваются и в Москве, и в старом Иерусалиме. Читатель, знакомясь с романом, может одновременно и порадоваться, и погрустить. Посмеяться и заплакать. Какие-то моменты читаются легко и весело, над которыми следует подумать, перечитать, переосмыслить. Интерпретаций романа тоже очень много: каждый понимает в нем что-то свое, особенное. Но лишь одно можно сказать точно: роман интересен и будет популярен еще долгое время. Каждый в этой книге может найти себя, знакомые события, знакомые образы.

Таким образом, следует отметить, что среди русских писателей XX века Михаил Афанасьевич Булгаков занимает значительное место. Отношение к нему и его творчеству в сегодняшнем читательском мире особое. Писатель, который был лишен права голоса своими власть державшим современниками, стал современником спустя вот уже нескольких поколений после своей смерти. Выбрав для себя профессию писателя, он стремился реализовать свои природные дарования и тем самым послужить Отечеству, все его творчество пронизано любовью и состраданием к Родине. Булгакову было присуще и еще одно удивительное свойство – способность проникать в сущность происходящих событий и предвидеть будущее.

Мастер и Маргарита – мистическое, не похожее ни на что изданное в России в то время, глубокое и чем-то особенное для каждого читателя, произведение. Сам Булгаков сам говорил: „Я – писатель мистический”. Это оправдано. „И при том был человеком невероятного гражданского мужества – продолжал писать, будучи погребенным заживо, как творческая личность” – говорит автор пьесы о Михаиле Афанасьевиче московский писатель и драматург Николай Черкашин. „В романе Булгаков говорит своим языком – это те слова, мнения, сомнения и переживания, что оставлены им в письмах и дневниках. Это подлинный его голос”, – подчеркивает Николай Черкашин[25].


Глава II

ВОЛАНД В МОСКВЕ

 

По мнению В. Петелина, „образ Воланда – „лишь символ”, в котором автор изображает какую-то частицу себя, „живой символ, аллегория авторской совести и мудрости[26].

Б. Соколов видит в Воланде „носителя судьбы”, цель которого – встреча с Мастером – творцом романа об Иешуа и Маргаритой для определения их участи[27].

Воланд – скорее всего, центральная, основная фигура в романе. Каждый герой так или иначе оказывается связанным с ним или его командой. Кто-то считает этого героя проявлением и носителем зла, кто-то – добра. Главным остается одно – Воланд производит впечатление на каждого писателя. Большинство исследователей-булгаковедов считают, что этот герой одновременно является носителей и того, и другого. Такое мнение было сделано поспешно, благодаря несколько поверхностному прочтению эпиграфа к роману из Фауста Гете: „...так кто ж ты, наконец? – Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо[28].  

Как считает Б.В. Соколов, „Эпиграф был воспринят как дословное „откровение” о сути Воланда и схематично перенесен на функциональное поле образа, чего следовало бы избегать. Ведь уже эпиграфы к Белой гвардии (из Капитанской дочки А. С. Пушкина и Откровения Иоанна) показали, что их нельзя дословно „приложить” к тексту”.[29]

Все эпиграфы к творческим произведениям Булгакова интересны, многоплановы, сложны, полисемантичны и аллегоричны. Рассмотрим их в произведении Мастер и Маргарита.  

Исследователи выделяют в эпиграфе несколько семантических полей. Прежде всего, первое поле– „часть...силы”. Оно указывает на то, что персонаж, в частности, Воланд, принадлежит к силам зла, демоническим силам. В разные исторические эпохи понятие зла трактовалось разными людьми и культурами по-своему. Зло – это дракон, Люцифер, дьявол, змий, зверь, Сатана и так далее. Кроме того, в романе различные персонифицированные представители злых сил представлялись разным людям в различных обличиях.

Воланд появляется в романе как иностранец: он одет по-заграничному (в дорогом сером костюме, в заграничных, в цвет костюма, туфлях[30]), говорит с иностранным акцентом (но не коверкая слов), соглашается на „немца” („Да, пожалуй, немец”[31]). Однако сказать, что он стопроцентный иностранец нельзя, М.А. Булгаков недаром постоянно допускает оговорки но, пожалуй. Иностранцем Воланда представляет незримый рассказчик („Словом – иностранец”.). Берлиозу, внимательно рассматривающему странного человека сложно определить его национальность („немец… англичанин… нет, скорее француз… поляк?.. нет, он не англичанин”[32]).

Географические трудности также введены не случайно, чтобы запутать, не дать возможность четко идентифицировать неизвестного иностранца. После, когда герои начинают говорить о трамвае и саркоме Берлиоза озаряет мысль, что неизвестный собеседник совсем не иностранец („Он не иностранец! Он не иностранец! (…) он престранный субъект… но позвольте, кто же он такой?”). Вопрос этот перекликается с эпиграфом к роману, но в эпиграфе после вопроса сразу же дан и ответ (впрочем, весьма неопределённый), и отсылка к Фаусту Гёте. Но если вопрос специально повторён, ответ не может быть таким очевидным, каким он представляется повествователю. Словом-то он, может, и „иностранец”, а вот делом… Сомнения редактора оправданы: явившийся литераторам незнакомец такой же „иностранец”, как и „сумасшедший”, „шпион” или „сатана”. Точнее, он и то, и другое, и третье, а ещё в придачу „профессор”, „историк” и т. д.

И.А. Сыров отмечает, что „Воланд появляется на Патриарших прудах в качестве респектабельного иностранца, то есть в своем „человеческом” облике, однако видится обитателям Москвы абсолютно разным. Об этом свидетельствует многоракурсный портрет Воланда, состоящий из косвенных характеристик, составленных по сводкам якобы видевших Воланда наблюдателей: „...человек... был маленького роста, зубы имел золотые и хромал на правую ногу”. Во второй –... человек был росту громадного, коронки имел платиновые, хромал на левую ногу. Третья лаконически сообщает, что особых примет у человека не было”[33].

Как известно из притч, легенд и сказок, зло может проявлять себя в разных обличиях. В романе идея многоликости зла также подтверждается. Недаром автор использует его различные названия: „змий”, „дракон”, „дух зла” и т. д., которые восходят к инфернальной сущности образа.

Б.В. Соколов отмечает, что „в эпиграфе выделяется и второе семантическое поле – „вечно...зла и вечно...блага”, что соотносимо с философской концепцией романа о добре и зле, их извечном существовании (вечно зло и вечно благо), их вечном столкновении и противоборстве. Это подтверждают слова Воланда, обращенные к Левию Матвею, отказавшемуся пожелать здравия „духу зла и повелителю теней”: „Ты произнес свои слова так, как будто ты не признаешь теней, а также и зла. Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?[34]Без существования зла и безобразия невозможно было бы в полной мере понять, что такое добро, любовь, красота. Если бы не существовало зло, то, наверное, это была бы совсем иная жизнь, совсем иной мир, тот, что существует скорее не в реалиях, а в идеале, к которому стремится человек[35].

И.А. Сыров считает, что „третье семантическое поле эпиграфа „хочет зла” проецируется на суть образа Воланда и выполняемую им функцию в романе[36].

В данном случае следует отметить один факт из жизни автора романа. О нем можно узнать из воспоминаний близких Булгакову Е. С. Булгаковой и В. Я. Виленкина. Как уже отмечалось выше, в 1939 году, весной, М.А. Булгаков знакомил своих друзей с первыми набросками романа. Прочитав некоторые начальные главы, писатель спросил друзей, кто такой по их мнению Воланд. Слушатели не смогли дать точного ответа, застеснялись, замялись, боясь обидеть автора невниманием или непониманием образа героя. Тогда жена автора решила помочь мужу и предложила написать ответы на бумажках анонимно. Сама же она также приняла участие в этом деле и написала на листочке „Дьявол”. „Молодой литературовед В. Я. Виленкин написал: „Сатана”. И.Л. Галинская отмечает: Пока юноша выводил своего „Сатану”, Михаил Афанасьевич, не утерпев, подошел сзади, заглянул в записку и...молча погладил Виленкина по голове[37].

На Патриарших прудах появляется представитель силы зла – это становится понятно уже с первых слов произведения. Рассмотрим такие фразы, как „В час жаркого... заката, ... на Патриарших прудах...”[38]. Прежде всего, понятие заката – это начало пробуждения сил зла. Именно в этот период происходит угасание силы света и день переходит к царству темноты, мрака, тьмы – то есть времени, когда нечистая сила может активироваться наиболее активно. В последствии Воланд будет назван „князем тьмы”. Булгаков не зря указывает на атмосферу жары, которую можно сопоставить с адом, пеклом, Геенной огненной, что будто бы подготавливает атмосферу в которой появится Воланд.

Место появления Воланда также неслучайно. Пруды отличает стоячая вода. А в народных традициях именно в стоячей воде живут русалки, водяные и прочая нечисть. Недаром гласит пословица, что в тихом омуте водятся черти. Историки также отметят, что Патриаршие пруды ранее назывались Козьим Болотом, а козлом и козлоногим в представлениях народа также выступает именно Сатана.

По мнению автора появление зла в Москве „предуготовано”: именно в этот период настроения людей меняются в худшую сторону. Процветает взяточничество, ябедничество, теряют свою силу справедливость, свобода, совесть. Люди характеризуются одними из самых тяжелых людских и религиозных пороков:

  • ложь, обман (Берлиоз, Бенгальский, Лиходеев, Варенуха и др.);
  • ябедничество, „стукачество”, предательство (барон Майгель, Алоизий Могарыч, Римский и др.);
  • жадность, алчность (сцена в московском Варьете, киевский дядя Поплавский, управдом Босой и др.);
  • трусость (почти все персонажи Москвы 30-х годов испытывают страх).

То, что Берлиоз распространяется насчет того, что Бога нет как будто бы провоцирует появление Воланда. В своем рассказе, Председатель МАССОЛИТа рассказывает своему собеседнику Ивану Бездомному о том, что Иисуса не существовало, вскользь упоминая „египетского Озириса” (Осириса), каря загробного мира, „финикийского Фаммуза” (Таммуза), который, согласно мифам, проводить жизнь под землей, „грозного бога Вицлипуцли, которого...почитали ацтеки в Мексике”. Вицлипуцли – возможно от Уицилопочтли – верховное божество ацтеков, которому „приносились человеческие жертвы”.  Интересно, что образ Вицлипуцли встречается в одноименной поэме Генриха Гейне, в финале которой Вицлипуцли обещает вернуться с жаждой отмщения. Эти речи, несомненно являются богохульными и провоцируют факт появления злых сил, то есть Воланда и его свиты. Несомненно, намерения его не являются благими. Список того, кто станет жертвой сил зла постоянно растет, нарастает.

Несомненно, сам образ Воланда также нагнетает страшную атмосферу: повсюду видится черный цвет, в том числе и в его портрете.

После появления первых жертв – смерти Берлиоза и „сумасшествия” Бездомного, Воланд появляется уже одетым во все „черное и в черном берете”. Появляясь в театре Варьете Воланд не только одет во все черное, но и появляется в черной полумаске. Такой его облик становится еще темнее, предвещает о том, что сейчас будут совершаться черные, темные дела.

Далее, когда жертвами Воланда станут многие жители Москвы, на нем появляется даже „черное белье”. После причащения кровью предателя Майгеля на Воланде оказывается „черная хламида”. Несомненно, в конце романа темнота должна достигать своей кульминации, поэтому читатель, в заключительных главах романа наблюдает за слиянием Воланда с мраком, которое обнаруживается в тексте романа трижды: во время грозы над Москвой („сливается с мглой”), в сцене полета и наконец, в момент его финального падения в мрачную бездну.

Как отмечает Абрютин „Говоря о первой встрече читателя с Воландом, стоит обратить внимание на диалоги. Диалоги Мастера и Маргариты, а особенно философские, мало напоминают отвлеченные рассуждения. Они создают основной событийный ряд романа. Это органичные звенья сюжетной цепи эпизодов, и названия элементов сюжета, естественно, напрашиваются в качестве их определения.  Так, экспозитивным и одновременно диалогом – завязкой необходимо считать разговор Берлиоза и Бездомного с Воландом. Диалог-кульминация романа Мастера – допрос Понтием Пилатом Иешуа; диалог-развязка судьбы Мастера и Маргариты – встреча Левия Матвея и Воланда. Эти три диалога являются целиком философскими. Они, как это бывает у Булгакова, концептуальны, в них происходит схождение полярных жизнеотношений, интеллектов, несходных трансцендентных позиций, сущностей.  В этих диалогах звучат до афоризма сжатые философские аксиомы, сформулированы законы мироздания. Нравственно-философская, религиозная позиция автора до сих пор остается невыявленной, и многие исследователи вообще отказываются видеть ее в романе. Она едва ли аргументирована как целостная, но ее нельзя и растворить в многомерном контексте[39].

Философская мысль автора выражается уже в первых диалогах Михаила Берлиоза и Ивана Бездомного, когда они общаются с Воландом. Именно тут начинается завязка всех идей романа, которые отличаются остротой и очень нуждаются в разрешении, развитии, динамике. В романе мы встречаем не только диалоги героев, но и речь как будто бы двух сознаний. Прежде всего, это внутренние мысли каждого героя, но и их публичная, диалогическая речь. Воланд легко читает внутреннюю и прекрасно слышит внешнюю речь своих собеседников. Он легко понимает что именно они говорят, а что хотели бы сказать. Причем, Воланд сам провоцирует Берлиоза и Бездомного на какие-то определенные темы диалога. Воланд постоянно шокирует своих спутников. Например, удивляет Берлиоза фразой „Вам отрежут голову!”[40]. Диалог ненадолго прерывается. Приятели советуются. Берлиоз и Бездомный сталкиваются с необычным воочию и как бы отгоняют его от себя.

Разговор о дьяволе Воланд завершает в назидание приятелям: „Но умоляю вас на прощание, поверьте хоть в то, что дьявол существует!...  Имейте в виду, что на это существует седьмое доказательство, и уж самое надежное! И вам оно сейчас будет представлено[41]. М.Булгаков в этом философском диалоге „решал” богословские и историософские вопросы, отраженные в художественно-философском построении романа.

Знакомя читателей с диалогом Воланда и Берлиоза, М.А. булгаков переносит их в начало 19 века, в такой момент исторического развития, когда люди начали пересматривать различные мифы и верования, по-новому трактовать определенные мифологические события, священные тексты христианства. Как известно, обе христологические школы, мифологическая и историческая, пытались рассудочным путем объяснить Священное Писание. Они в течение почти полутора веков определяли научную парадигму знаний о Христе, в том числе и в атеистическом советском государстве. Эта линия европейского рационализма по-особому осознается в Мастере и Маргарите.

Историческую версию событий Булгаков создавал в своем выдуманном городе Ершалаиме.

Необычная  сущность Воланда закрепляется, прежде всего, в его портретном изображении. Прежде всего, это некие дефекты героя: указание на гипотетическую хромоту Воланда в многоракурсной модели портрета (сравним легенду о падшем ангеле) и линия „кривизны”, прослеживающаяся в первом развернутом стилистически обособленном изображении внешности героя: с левой стороны платиновые коронки, с правой – золотые. Серый берет лихо заломлен на ухо, брови одна выше другой, рот кривой, правый глаз черный, левый – зеленый.

Следует отметить, что все окружающее не нравится Воланду. И это недовольство также выражено в его внешнем облике. Кривой рот делает героя брезгливым, недовольным, он проявляет злую иронию. Кроме того, такое описание автора символизирует неискренность, ложь („кривду”), которая часто раздается из уст персонажа, например, о цели визита в Москву.

Для Берлиоза и Ивана Бездомного новый знакомый кажется подозрительным и неприятным. Воланд представляется профессором и говорит, что прибыл для изучения рукописи Герберта Аврилакского. Сотрудникам Варьете и управдому Никанору Ивановичу Босому Воланд объясняет цель своего посещения Москвы намерением выступить с сеансом черной магии. Буфетчику Сокову говорит, что просто хотел повидать москвичей в массе, а Маргарите цель пребывания объясняется проведением весеннего бала полнолуния. Вспомним, что одно из прозвищ дьявола – „отец лжи”, „лукавый”.

Стоит отметить еще одну интересную деталь в портрете Воланда. Его разные глаза, один черный, а другой зеленый. Черный глаз в народных традициях считается нехорошим, нечистым, злым. Вспомним народные поверия: „Черный глаз минуй нас”, „Бойся черного глаза”, „Черный глаз опасный” и т. д.), к тому же разного цвета глаза нередко воспринимались как примета нечистой силы.

Зеленый цвет также имеет различное значение. Символика зеленого цвета может быть различной: зеленый – цвет надежды, обновления, рождения новой жизни. Но также зеленый цвет – показатель болезни, гибели и тления. Некоторые народы связывают зеленый цвет с пьянством – зеленым змием, драконом, которые также являются символами зла. Вспомним образ дракона, который связывает сцену полета Маргариты в романе.

Именно этот зеленый глаз Воланд обращает на Берлиоза. Зеленый здесь ассоциативно соотносим с библейским змием-искусителем, и, глядя на Берлиоза зеленым коварным глазом, Воланд также искушает его, провоцирует на отрицание сакральных истин, чтобы тот еще раз повторил свои богохульные речи. Тем самым, Воланд словно „подталкивает” Берлиоза к гибели: „Именно, именно, – закричал он, и левый зеленый глаз его, обращенный к Берлиозу, засверкал...”[42].

Зеленый глаз ярок только в начале произведение. Зло, сосредоточенное в Воланде уже готово вырваться наружу и поразить Берлиоза. Как только зло будет выпущено, Воланду представится прекрасная возможность развернуться в Москве, а количество его жертв будет настолько велико, что левый глаз перестанет быть зеленым и станет вдруг „пустым и черным, ...как выход в бездонный колодец всякой тьмы и теней[43]”.

У Воланда очень много золотых вещей. Это и золотые коронки, и часы, и цепочка, и портсигар. Во многих культурах золото воспринимается как ценный и дорогой, драгоценный металл, но и тут этот образ выступает полисементическим знаком: с одной стороны зло приносит людям счастье, но с другой стороны – масса смертей происходит из-за жажды наживы и получения золота. Оно же воспринимается как знак „нижнего” мира (в естественном виде оно находится в россыпях под землей). Золото нередко выступает знаком обитателей подземного мира, атрибутом нечистой силы, орудием искушения.

Золотой портсигар появляется перед читателями практически в самом начале романа, когда Воланд предлагает своим собеседникам закурить. Он достает огромный красивый золотой портсигар, но и в этот момент Бездомный и Берлиоз не могут понять кто стоит перед ними, даже  когда „сверкнул...огнем бриллиантовый треугольник[44]. Стоит заметить, что это довольно символично. Во многих фантастических произведениях и даже сказках мы можем наблюдать традицию появления нечисти посредством какого-то щелчка, взрыва, сияния. Например, щелчок табакерки у Андерсена. А портсигар легко можно назвать современной модификацией старинной табакерки. К тому же здесь возникает устойчивая ассоциация сигары, сигареты с огнем и едким дымом, которые, в свою очередь, соотносимы с инфернальным миром.

А.З. Вулис пишет: „Исследователи высказывают множество суждений по поводу символики треугольника на крышке портсигара и часов. Так, А.З. Вулис считает треугольник знаком „Всевидящего ока”, „первой ипостаси троицы”, т.е. символом бога в руках у дьявола. Данная версия представляется спорной[45].

Л. Яновская рассматривает треугольник как монограмму Воланда, происходящую из греческой буквы „дельта”, которая графически изображается в виде треугольника и является заглавной буквой в греческом написании имени дьявола[46].

По мнению Б. Соколова, „треугольник является масонским знаком. Подобные разногласия вызваны тем, что треугольник является одним из наиболее универсальных символов, обладающим множеством устойчивых семантических значений, среди которых назовем и следующие: во-первых, треугольник – это графический знак числа „три”, которое является „магическим”, что соотносимо с образом „черного мага” – Воланда.

Во-вторых, треугольник нередко выступает символом власти и в данном случае может обозначать претензию Воланда на власть (ведь он „часть...силы”, „князь тьмы”, „повелитель теней”, хозяин бала „ста королей” и т. п.). И наконец, треугольник – это нередко знак огня (например, именно в таком значении треугольник закрепился в украинском пасхальном писанкарстве) [47].

В первую встречу с Воландом можно отметить, что его сила еще не так велика, хотя ее можно прочесть уже по мелким, но значимым деталям: „Что касается зубов... коронки[48], несмотря на жару – перчатки, прищуренный взгляд, словно прицел, который он обращает на окружающее и на Берлиоза, будто „примеряясь” к нему. Тем не менее, у читателя, как и у самих героев из МАССОЛИТа уже нарастает ощущение тревоги, переживания, которые внушает им странный собеседник.

А. Барков внимательно замечает, что „...уже в первом описании внешности персонажа серый цвет композиционно сменяется черным: серый костюм, туфли, серый берет – под мышкой трость с черным набалдашником в виде головы пуделя, брюнет, правый глаз черный, брови черные[49].

Интересное наблюдение сделано исследователями О. Кушлиной и Ю. Смирновым[50]: ”начало романа М. А. Булгаков „перенасыщает” слогом „чер” (черная роговая оправа, чертыхание литераторов, черными красками очертил Бездомный в своей поэме Иисуса, Воланд глядит на небо, где „чертили черные птицы” и т. д.). Подобное накопление слога „чер” предваряет появление слова „черт” в романе, явление Воланда и узнавание его читателем. В поэтике образа с нарастанием агрессии Воланда соотносимо и удлинение его одежды: чем больше перечень жертв, тем длиннее одежда „повелителя теней”. От обычной длины костюма героя при появлении на Патриарших прудах до „невиданного по длине фрака” в сцене Варьете, после свершения суда над Берлиозом, Бездомным и Лиходеевым; длинной ночной рубашки, сутаны, после убийства и причащения кровью Майгеля. И наконец, одежда Воланда удлиняется до невероятных размеров – это черный плащ, покрывающий небо и землю. Нарастание агрессивной силы Воланда прослеживается и в предметных деталях, например, в превращении трости Воланда, после первой же человеческой жертвы, в шпагу – оружие поражения и т. д[51].

Л.М. Яновская отмечает, что ”у булгаковского Воланда как литературного героя богатая родословная. Образ сатаны привлекал великих художников. Вырастал до огромных философских обобщений в сочинениях Мильтона,  Байрона, был наполнен неистовой лирической силой в поэме Лермонтова „Демон”, стал толчком для прекрасных произведений М. Мусорского, Ш. Гуно, А. Бойко, Г. Берлиоза, Ф. Листа, воплотился в великих созданиях живописи и скульптуры. Демон, дьявол, сатана, Вельзевул, Люцифер, Амадей, Мефистофель. Более всего Воланд Михаила Булгакова связан с Мефистофелем из Фауста Гете, разумеется. Связан осознанно, подчеркнуто и полемично[52].

Важную роль в творчестве Булгакова занимал образ Мефистофеля. Л.М. Яновская пишет: „Мефистофель, „одетый в черное”… Шаляпинское черное трико, позволяющее плащу „дивно облегать” гибкую фигуру. Шаляпинские „востроносые”, одного цвета с чулками, туфли. И главное – плащ Шаляпина: „Буфетчик не знал, куда девать глаза… Вся большая и полутемная передняя была загромождена необычными предметами и одеянием. Так на спинку стула наброшен траурный плащ, подбитый огненной материей, …). Есть и другие реминисценции оперы Фауст в романе Мастер и Маргарита[53]:

Воланд „быстро приблизился к Маргарите, поднес ей чашу, в которой была алая кровь, и повелительно сказал:

- Пей!

У Маргариты закружилась голова, ее шатнуло, но чаша оказалась уже у ее губ, и чьи-то голоса, а чьи – она не разобрала, шепнули в оба уха: „Не бойтесь, королева, кровь давно ушла в землю. И там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья[54].

Существует явная связь между трагедией Гете Фауст и фигурой булгаковского Воланда. И автор не только не скрывает эту связь, но еще и подчеркивает ее. Это можно заметить во внешних сходствах героев: Мефистофель Гете появляется перед Фаустом в средневековой одежде. Сначала – странствующим студентом: „Вот, значит, чем был пудель начинен! Скрывала школяра в себе собака?” Потом – щеголем: „Смотри, как расфрантился я пестро. Из кармазина с золотою ниткой камзол в обтяжку, на плечах накидка, на шляпе петушиное перо. А сбоку шпага с выгнутым эфесом[55]. Шпага также является атрибутом булгаковского Воланда. Ее появление мы наблюдаем лишь мельком в первой части романа, когда в лунном свете перед глазами буфетчика появляется шпага, расположенная на подзеркальном столике. Во второй части романа Воланд уже не расстается с ней никогда, хотя одежда его меняется.

Современный серый костюм (правда, дорогой костюм, даже щегольский, серый берет, перчатки, трость) – при его появлении на Патриарших. Такой же костюм, но черный – на следующее утро, в квартире директора варьете Степы Лиходеева. „Дивного покроя” фрак и черная полумаска вечером – на сцене театра Варьете.

У героя Гете, где действия произведения разворачиваются в средние века, Мефистофель одет современником Фауста. Даже ведьма, которая видит его, не может узнать кто же он такой. Воланд также появляется в одежде, которая в целом не вызывает никаких удивлений.

В этом несходстве – сходство. Самое имя „Воланд” также восходит к Гете. Оно возникает в Фаусте один-единственный раз: так называет себя Мефистофель в сцене Вальпургиева ночь, прокладывая себе и Фаусту дорогу на Броккен среди мчащейся туда нечестии. В переводах Фауста на русский язык это имя обыкновенно опускается, заменяется именем нарицательным. Б. Пастернак переводит это место так: „Эй, рвань, с дороги свороти и дайте дьяволу пройти!” А. Фет: „Прочь! Видишь, сам идет”. В известном в конце ХIХ века переводе Н. Голованова: „Дорогу, чернь! Дорогу сатане” Н. Холодковский, чей перевод до сих пор считается самым точным стихотворным переводом „Фауста”, также заменил имя: „Дорогу! Черт идет!”.

И в „евангельских”, и в „демонологиских” линиях романа Мастер и Маргарита Булгаков старался не выдумывать имена, а подбирать их. Имя Воланд  автором изменено не было ни разу, потому что оказалось удачным с самого начала, так как не напоминало читетелю ни одного из известных героев большой литературы. Благодаря Гете, оно чрезвычайно богато звуковыми ассоциациями: в нем слышны имя Вотана, и средневековые имена дьявола – Ваал, Велиал, и даже русское „дьявол”… Единственно, что сделал Булгаков, – заменил в этом имени букву „фау” (V) – на букву „дубль-ве” (W)[56].

Стоит также отметить, что в поэме Гете имя Мефистофеля звучит всего один раз: „Дворянин Воланд идет!” В старинной немецкой литературе черта называли еще одним именем – Фаланд. Оно возникает и в Мастере и Маргарите, когда служащие варьете не могут вспомнить имя мага: „...Может быть, Фаланд?[57].

В романе Булгакова это имя становится единственным именем сатаны, как бы не литературным, а подлинным. Под этим именем его знает Мастер. Именно так он называет сатану сразу. „Конечно, Воланд может запорошить глаза и человеку похитрее”, – говорит он Ивану, впервые слушая о загадочном происшествии на Патриарших. „Как? – вскрикивает Иван и вдруг догадывается: – Понимаю, понимаю. У него буква „В” была на визитной карточке…”[58]

В таком совпадении с великим образцом нельзя углядеть ни влияния, ни подражания, скорее это сходство, но не простое, а существенно продуманное и осознанное. Осознать и продумать – в этом сам Булгаков. Многие исследователи спорят: для чего Булгаков так долго и так тщательно прорабатывает сходства Воланда и его предшественников в литературе и искусстве? Возможно для того, чтобы Воланд с одной стороны был узнан сразу, но осталась доля сомнения: он ли это? Как отмечают друзья писателя, его постоянно волновал вопрос: узнают ли читатели Воланда, поймут ли его дальнейшую миссию в самом начале романа.

В отличие от большинства читателей, персонажи романа не узнают Воланда. Этот момент можно назвать источником комедийного в романе – то буффонно-комедийного, то горько-комедийного, почти всегда – сатирически-комедийного. Воланда не знает даже буфетчик, не смотря на яркий, бросающийся в глаза, нагроможденный в передней оперный реквизит. Также не может признать Воланда и конферансье, а также А.А. Семплеяров. Несомненно, трудно признать его и проснувшемуся с похмелья Степе Лиходееву,  хотя Воланд насмешливо помогает ему своей оперной фразой,„Вот и я!” , хотя и эта фраза совершенно не спасает Степана:

(„Незнакомец дружелюбно усмехнулся, вынул большие золотые часы с алмазным треугольником на крышке, прозвонил одиннадцать раз и сказал:

- Одиннадцать! И ровно час, как я дожидаюсь вашего пробуждения, ибо вы назначили мне быть у вас в десять. Вот и я!

Степа нащупал на стуле рядом с кроватью брюки.. Шепнул:

-           Извините… – надел их и хрипло спросил: – скажите, пожалуйста, вашу фамилию?..

-           Как? Вы и фамилию мою забыли? – тут неизвестный улыбнулся[59].

В улыбке Воланда можно отметить некоторую двухсмысленность, мол, вы не только имя, но и фамилию мою забыли? Стоит также отметить, что Воланда не узнает и Берлиоз, хотя он и был довольно образован.

„И, право, я удивляюсь Берлиозу!... – скажет мастер. – Он человек не только начитанный, но и очень хитрый. Хотя в защиту его я должен сказать, что, конечно, Воланд может запорошить глаза и человеку похитрее[60].

Единственными персонажами, которые сразу понимают и осознают с кем имеют дело – это Мастер и Маргарита. Им не понадобились внешние атрибуты, поступки, обдумывание, время. Они признают Воланда моментально, по эмоциям и чувствам, по той жажде фантастики и чуда, о котором мечтают. Не сговариваясь и не обсуждая, и Мастер, и Маргарита понимают кто рядом с ними: „Лишь только вы начали его описывать… я уже стал догадываться[61] – говорит Мастер – Но к делу, к делу, Маргарита Николаевна, – произносит Коровьев. – Вы женщина весьма умная и, конечно, уже догадались о том, кто наш хозяин. Сердце Маргариты стукнуло, и она кивнула головой”[62]).

Что это, как ни способность к прочувствованию чего-то необычного, чудесного, волшебного. Эта способность к чувству и принятию необычного противопоставляется Берлиозу, который не привык ни к каким странным и необыкновенным явлениям. У Мастера и Маргариты сразу же ощущается дух принятия волшебства и необыкновенных событий, также как к готовности самоотречься ради любви, творчества.

Кроме того, по задумке Булгакова Воланда должен узнать еще кто-то – а именно: читатель, который выступает как будто бы союзником автора.  Это не детектив, роман также не является аллегорией. Читателю не нужно разгадывать загадки или расшифровывать знаки: догадка сама поражает читателя как только Воланд появляется на Патриарших прудах. И уже к концу первой главы читатель может точно быть уверен в том, что его догадка была верной. В тот самый момент, когда мастер объясняет Ивану (в главе 13-й): „Вчера на Патриарших вы встретились с сатаной[63], – читатель уже давно все знает.

У Гете Мефистофель является Фаусту в виде пуделя. У Булгакова мы видим пуделя уже в первой сцене знакомства с героем: „Трость с черным набалдашником в виде головы пуделя[64]. Также, пудель появляется в романе еще и в сцене великого бала у Сатаны. На этот раз они упоминаются в портрете Маргариты в связи с ее новым статусом. „Откуда-то явился Коровьев и повесил на грудь Маргариты тяжелое в овальной раме изображение черного пуделя на тяжелой цепи. Это украшение чрезвычайно обременяло королеву. Цепь сейчас же стала натирать шею, изображение тянуло ее согнуться[65]. В.Г. Бобрыкин пишет: ”Ноша королевы темных сил все же томит Маргариту, символы Мефистофеля слишком ужасны и злы для нее, все ее существо отторгает их. Еще раз изображение пуделя появляется вышитым на подушке, на которую ставит ногу Маргарита во время бала[66].

Булгаков хочет показать Воланда в образе обычного человека. Он наделяет его человеческими чертами, одевает в одежду того времени. С одной стороны это пожилой человек, который одет по моде советской России 30-ых годов, но, с другой стороны, он одет очень дорого, а его серый костюм вызывает ассоциации иностранного гостя, но никак не чего-то необычного. В этой ситуации Л.М.Яновская обращается к Мефистофелю. ”В одной из сцен он недоволен тем, что ведьма не узнала в нем покровителя, что не уважает его красный камзол и петушье перо. Ведьма же отвечает ему:

Простите, сударь, мне за грубый мой привет!

Но конского при вас копыта нет,

И вороны куда, скажите мне, девались?[67]

Свой отказ от демонических символов Мефистофель объясняет необходимостью общаться с людьми в личине обычного человека[68].

Цивилизация велит идти вперед;

Теперь прогресс с собой и черта двинул.

Про призрак северный забыл везде народ,

И, видишь, я рога, и хвост, и когти кинул.

Хоть ногу конскую иметь я должен все ж,

Но с нею в публике являться не желаю

И вот в фальшивых икрах щеголяю,

Как франтовская молодежь[69].

 

Воланд стремится к тому, чтобы очеловечить образ дьявола. И, прежде всего, для того, чтобы внимательно изучить Россию 30-ых годов, ему необходим подходящий облик, дающий возможность не отличаться от толпы и не привлекать внимания. В таком случае важно отказаться, как минимум, от цветов, присущих нечистой силе. Воланд отказывается от одежды красного и черного цветов, на нем теперь деловой и элегантный серый костюм. Это все делается, прежде всего, для слияния с улицами Москвы. Положение иностранца и черного мага позволяют ему вести себя так, как непозволительно было бы вести себя рядовому гражданину.

Таким образом, следует отметить, что символы Мефистофеля присутствуют в изображении темных сил в романе, но они обычно относятся к внешности героя. Также зачастую они приобретают иную булгаковскую трактовку или просто отторгаются героями. Тем самым Булгаков показывает разницу между Воландом и Мефистофелем. Ведь на первый взгляд они должны быть очень похожи, но лишь внимательный читатель сможет понять истинный смысл этой „схожести”. Булгаков не просто копирует героев, он всего лишь делает их сходными в некоторых мелочах. Однако, зло не предстает в романе оголенным. Не только Воланд совершает поступки, связанные с черной магией. Куда более злые поступки совершают сами люди, например, литераторы, погубившие Мастера.

Те люди, кто поселил страх в его душе, хотя сам Мастер, прекрасно понимая кто перед ним, не боится Воладна. В романе нет какого-то пика или концентрации зла в одном человеке или одном месте. Зло словно бы раздробилось, разделилось и присутствует практически в каждом герое романа. Булгаков как будто бы хочет сказать о том, что в положении России 30-ых виноваты все: каждый житель того времени. Закономерно возникает вопрос: как же тогда понимать заключительную часть эпиграфа: „...хочет зла и ...совершает благо”?[70].

В.Г. Бобрыкин пишет: „Прежде всего, необходимо заметить, что слово „благо”, по „Толковому словарю живого великорусского языка” В. И. Даля, выражает два противоположных значения. В статье „Благий или благой” читаем: „...добрый, хороший, путный, полезный, добродетельный”, а также „злой, сердитый, упрямый, упорный, своенравный, неугомонный, беспокойный; дурной, тяжелый, неудобный”[71]. Там же: слово благо сравнивается со словом добро, а в переносном значении „не хорошо; дурно, беспокойно”. Отсюда „блажь” и т. п. Возможно, Булгаков по отношению к Воланду обыгрывает именно переносное значение слова[72].

Однако если посчитать слово „благо” – это значит „добро”, то возникает вопрос, что же „доброго” совершает Воланд в романе? Неужели ни один его поступок нельзя назвать положительным? Некоторые исследователи считают, что Воланд является вершителем справедливости: наказывая людские пороки, он тем самым восстанавливает справедливость. Можно сомневаться в этом, ведь справедливость в Москве 30-х годов после проделок Воланда и его свиты так и не восторжествует, люди останутся прежними, мы это видим в конце романа: люди так и не изменились. „Произошли многие изменения...”, однако они „мелки и незначительны”, ибо изменилось нечто внешне, но люди не изменились внутренне.

Так, например,  Бенгальский хоть и покинул службу в Варьете, но живет на свои сбережения, „которых, по его скромному подсчету, должно было хватить ему на пятнадцать лет[73]. Варенуха перестал лгать по телефону и стал очень отзывчивым и вежливым, „но зато и страдал же Иван Савельевич от своей вежливости[74].  Степа Лиходеев также не изменился, как пил раньше, также и продолжает пить: раньше заведовал Варьете – теперь большим гастрономическим магазином, „перестал пить портвейн и пьет только водку,... поздоровел[75].

Произошли внешние перестановки: финдиректор Варьете Римский поступил в театр детских кукол в Замоскворечье, а его прежнюю должность занял Алоизий Могарыч. Семплеяров стал заведующим грибнозаготовочным пунктом и т. д.

К сожалению, люди не стали другими внутренне: их души остались прежними. Если кто-то ненавидел окружающих – он продолжает их ненавидеть. Кто-то алчен и жаден – он продолжает думать только о материальном. У многих в душе кипит ненависть ко всем окружающим, например, Босой, который ненавидит театр и поэта Пушкина, чувствует ту же зависть, как и Варенуха. Даже Иван, которого Мастер называл своим учеником и которому поручил дописать роман о Понтии Пилате, не оправдает надежд Мастера. Зная, что роман должен завершиться сценой милосердия – прощения Понтия Пилата, и эту сцену Иван видит каждый год в ночь полнолуния, он так и не завершит роман: „Его исколотая память затихает, и...профессора не потревожит никто”. Люди не изменились, а ведь именно этот „важный” вопрос более всего волновал Воланда в сцене московского Варьете: „Изменились ли горожане внутренне?[76].

Маргарита, словно сошедшая с ума от крема Азазелло, превращается в ведьму и устраивает погром в Доме Драмлита, бьет стекла, и останавливает дикий разгром именно милосердие: Маргарита увидит и пожалеет испуганного маленького мальчика.

Воланд, несомненно, будет приглядываться, „примеряться”, „прицеливаться” к Маргарите, чтобы выяснить, она в его сфере власти или же нет. Он будет предлагать ей сложные испытания как до бала, во время, так и после него, внимательно следя за каждым ее движением, каждым поступком. Не случайно А.В. Абрютин пишет: „Он будет испытывать ее до бала, во время бала и после него, не сводя с Маргариты свой „огненный” глаз. Не случайно перед балом Воланд покажет Маргарите глобус и на нем – войну, мать, а возле нее в луже крови разметавшего руки маленького ребенка. Подобная схема – мать и убитый ребенок возникнет во время бала, когда Коровьев представит Маргарите Фриду и поведает ее историю. После бала Воланд продолжает испытывать Маргариту, предлагая награду – исполнение желания. Он ставит Маргариту в ситуацию выбора, что она сейчас потребует: для себя – спасение Мастера или же проявит акт милосердия и попросит не подавать Фриде платок. Маргарита просит за Фриду, совершает милосердие и выходит из сферы влияния Воланда[77].

Однако Воланд – это все-таки зло, как бы оно себя не вело в определенные моменты. Именно поэтому он говорит о том, что тряпками следует заткнуть все щели, через которые может проникнуть милосердие. Несомненно, милосердие – не его ведомства дела, как он и признается:

Так вы сделаете это? – тихо спросила Маргарита. – Ни в коем случае... Каждое ведомство должно заниматься своими делами (...) какой смысл в том, чтобы сделать то, что полагается делать другому, как я выразился, ведомству? Итак, я этого делать не буду, а вы сделаете сами.

– А разве по-моему исполнится?

(...) – Да делайте же, вот мучение, – пробормотал Воланд и, повернув глобус, стал всматриваться в какую-то деталь на нем...[78].

Увы, все-таки есть сферы, в которых Воланд не имеет никаких сил и никакого влияния – это сфера добра, милосердия. И совершать его, по мнению Булгакова, должен именно человек. И, конечно, прежде всего, его должна совершать нежная, смелая, любящая женщина – Маргарита. Причем, проявлять милосердие она будет ни один раз, а несколько.

Когда Воланд собирается послать Азазелло, чтобы расправиться с критиком Латунским, погубившим Мастера, Маргарита умоляет не делать этого, на что Воланд отвечает: „Как угодно”.  Она проявляет его даже там, где, как ей казалось раньше, никогда бы не проявила. Ведь именно Латунский был одним из причин их расставания с Мастером.

Маргарита проявит сострадание, пожалеет Понтия Пилата, мучающегося при полной луне: „Двенадцать тысяч лун за одну луну когда-то, не слишком ли это много? – спросила Маргарита. – Повторяется история с Фридой? – сказал Воланд...(...) – Отпустите его, – вдруг пронзительно крикнула Маргарита[79]. Однако здесь же узнаем, что Пилат уже прощен Иешуа Га-Ноцри. Мастер прощает Москву, сломившую его душу.

Начинается роман все-таки со сцен, где господствует зло. Но завершает роман М. А. Булгаков двумя сценами милосердия. По лунной дороге идут и разговаривают Иешуа и прощенный Понтий Пилат. Прокуратор просит, умоляет своего спутника сказать, что той казни не было. И, улыбаясь, спутник утешает: „Не было”. „Больше мне ничего не нужно! – сорванным голосом вскрикивает человек в плаще и поднимается все выше к луне, увлекая своего спутника[80]. А.В. Абрютин отмечает: „Однако на самом деле казнь была, о чем свидетельствует в этой же сцене одна маленькая деталь: Иешуа идет по лунной дороге „в разорванном хитоне и с обезображенным лицом[81]. Казнь была, но Иешуа, являя милосердие, прощает и утешает Понтия Пилата. Здесь же следует вторая сцена милосердия: из вскипающего лунного потока, являются Мастер и Маргарита и утешают беспокойного Ивана„[82].

Так, стало быть, этим и кончилось? (То есть сценой милосердия – прощения Пилата. ).

– Этим и кончилось, мой ученик, – отвечает номер сто восемнадцатый, а женщина подходит к Ивану и говорит:

– Конечно, этим. Все кончилось и все кончается... И я вас поцелую в лоб, и все у вас будет так, как надо.

Она наклоняется к Ивану и целует его в лоб...”[83].

Где-то в заключение романа есть и биографический подтекст: замученный и затравленный критикой властей Булгаков, сам обреченный смертельной болезнью, заканчивает свое творение сценой милосердия. И даже не одной, а двумя.

Благо” – добро, перефразируя эпиграф, „вечно совершается”, и совершается, по мнению писателя, именно человеком. Ибо милосердие и добро – это сфера исключительно человека, а не мифического персонажа.

Таким образом, можно отметить, что Воланд – олицетворённая тайна, но какая? Если перечислить функции, которые он выполняет в романе вместе со своей „свитой”, получится весь набор характеристик, которые указывает Ю. М. Лотман, определяя изгоя и отщепенца[84].

Автор пишет: „В Воланде можно увидеть разбойничьего атамана и палача, колдуна и живого мертвеца, врача и артиста, пророка и юродивого. Все эти роли связаны между собой законами антиповедения и являются вариантами „изгойничества”. „Изгой-ничество” подразумевает положение выключенности из некоторой авторитетной организации, которая может иметь характер социальной иерархии или пространственно выраженной структуры[85].

Как много в Мастере и Маргарите изгоев: например, поэт Иван Бездомный, которого выгнали из Грибоедова, ушедший из литературного мира Мастер – также изгой. В некотором роде изгоем является и сама Маргарита, ведь она ощущает себя потерянной, одинокой в мире, практически изгоем человеческого мира. Их общим признаком является бездомность, исключенность из культуры общества. Но сам герой Воланд воплощает крайнюю степень „бездомности” и „неотмирности”: не имея собственного дома, приюта в реальном мире он может занять только чужое место. Так он и делает, вселившись в квартиру №50 своего идейного противника Берлиоза. Тем самым он оставляет за собой место в культуре (вопрос о месте в культуре разыгран в романе как „квартирный вопрос”.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Теоретический обзор показал, что, творчество Булгакова – писателя из особенных ценностей русской литературы. Характеризуя личность Булгакова, можно выделить такие качества, как независимость суждений, жизнестойкость в тяжёлых испытаниях, высокоразвитое чувство собственного достоинства, первоклассный юмор, искусство быть во всех случаях самим собой. Талант автору был подарен самой судьбой, но то, какое этот талант нашел пробуждение, во многом заслуга автора, как человека активного, творческого, трудолюбивого и неравнодушного. Несомненно, выражение талант получил благодаря окружающей обстановке и судьбе автора. Все биографические факты Михаил Афанасьевич изложил в своих произведениях.

Роман Мастер и Маргарита – вершинное произведение М.А.Булгакова, над которым он работал с 1928 года до конца жизни. Споры об этом необыкновенном произведении не утихнут никогда. Проблемы, поставленные автором, навсегда останутся актуальными, и у представителей каждой новой эпохи будет свое видение и объяснение поведения героев.

Практически невозможно подсчитать какое количество исследователей посвящало свое время анализу романа Мастер и Маргарита, трудно представить, сколько будет создано еще. Причем каждому исследователю удается найти что-то свое, открыть некий иной смысл булгаковских символов. Роман порождает много трактовок казалось бы уже известных символов, поэтому его можно с непроходящим интересом перечитывать бессчетное количество раз и всякий раз находить что-то свое, новое. Помимо сложного и увлекательного сюжета читателей притягивает необыкновенное литературное мастерство автора: тончайшие детали связывают в единое целое части романа и многие исторические и литературные объекты.

Каждый человек сможет найти в романе героя чем-то похожего на него самого, на его родных, близких, начальников и подчиненных Произведение сочетает в себе необычную авторскую философию, юмор, высмеивание существующего строя, и, наверное в первую очередь, это роман о людях, их пороках и слабостях, о любви и благородстве. Эта многогранность и позволяет читателю совершать открытия.

Большинство персонажей романа неоднозначны, они вызывают различные эмоции, их поступки не подчиняются привычным категориям добра и зла. Но одним из самых необычных и таинственных персонажей, несомненно, является Воланд.

Волан у Булгакова получился таким, что ему не найти равных или похожих ни в одном мировом произведении. Лишь только одна ассоциация – Фауст Гете. Однако эти параллели, как и многие другие, возникает лишь для того, чтобы потом читатель мог уйти от нее как можно дальше. Анализируя мотивы и символы прототипов Воланда, читатель заметит, что у Воланда нет прототипов в полном смысле слова. Он не похож ни на одного представителя темных сил, которые встречаются в литературе, мифологии, истории и религии.

Даже назвать его темной фигурой довольно сложно, так как чем больше читателю открывается образ Воланда – тем больше читатель убеждается, что он не является повелителем всеобщего зла. Точнее, не показывается в этом образе. Пусть в романе Воланду присущи демонические образы, но Булгаков старается изменить их до неузнавания.  Так произошло с символами луны и солнца, которые в трактовке автора приобрели прямо противоположный нашему пониманию смысл. Есть и другой вариант, когда Булгаков изображает символы и атрибуты демонических образов, в первую очередь Мефистофеля, чтобы потом показать, что они чужды герою его произведения.

Символ Мефистофеля – черный пудель – присутствует в романе. Он появляется на набалдашнике трости у Воланда, но при реалистичном и выявляющем истину свете луны трость превращается в шпагу. И вот перед нами уже не повелитель тьмы, а благородный рыцарь, ищущий справедливость в этом грешном мире. Символ черного пуделя тяготит и Маргариту, представшую в роли хозяйки великого бала у Сатаны.

Воланд – непонятен для многих. Его образ спорен, неясен. Его внешний вид, его одежда, его слова и действия – всякий раз мнение читателя об этой фигуре меняется, как только Воланд предстает перед ним рядом с разными героями.  Весь его портрет четко разделен на две половины. Мешают создать целостный образ и постоянно меняющиеся эмоции и настроения Воланда. Кто же он на самом деле: отражение добра или зла, справедливости, мести, других качеств? Ответы на все вопросы даст себе каждый читатель, который возьмет в руки необыкновенный мистический роман Булгакова.


БИБЛИОГРАФИЯ

 

  1. Булгаков М.А. Мастер и Маргарита М : Просвещение 2007.
  2. Булгаков М.А. Мой бедный бедный мастер... Полное собрание редакций и вариантов романа Мастер и Маргарита [в] В.И.Лосев, Б.В.Соколов. М : Вагриус 2006.
  3. Булгаков М.А. Собрание сочинений. В VIII томах. Т. VIII. Жизнеописание в документах М : Азбука-классика, 2004.

 

 

  1. Абрютин А.В. О диалогах в Мастере и Маргарите М: Гардарика 2004.
  2. Акимов В.М. Свет художника или Михаил Булгаков против Дьяволиады М : Народное образование 1995.  
  3. Антипина С.Ф. История становления и развития общественно-политических взглядов М.А. Булгакова : диссертация (...) кандидата исторических наук : 07.00.02. Воронеж 2006.
  4. Ахматова А.А. Избранные произведения  М : Владос 2009.
  5. Белозерская-Булгакова Л. Е. Воспоминания М : Художественная литература 1990.
  6. Боборыкин В.Г. М. А. Булгаков М : Просвещение 1991.
  7. Вулис А.З. Роман М. Булгакова Мастер и Маргарита: монография М : Художественная литература 1991.
  8. Гапоненков А.А. Мастер и Маргарита М. А. Булгакова: жанровое своеобразие романа СПб : Питер 2004.
  9. Гете И. Избранное М : Азбука-класс 2013
  10. Даль В.Толковый словарь русского языка М : Эксмо 2009.
  11. Лосев А.В. Страсть к диалектике. М : Советский писатель 1990.
  12. Орлова А.А. Русская литература М : Эксмо 2005.
  13. Петелин В. Жизнь Булгакова: Дописать раньше чем умереть М : ЗАО Изд-во Центрполиграф 2001.
  14. Сарнов Б.М. Каждому – по его вере: О романе М. Булгакова Мастер и Маргарита М : Издательство МГУ 1997.
  15. Серебряков А.Н. Михаил Булгаков СПб : Питер 2006.
  16. Соколов Б.В. Булгаковская энциклопедия М : Локид 2000.
  17. Соколов Б.В. Тайны Мастера и Маргариты. Расшифрованный Булгаков М : Яуза- Эксмо 2006.
  18. Чистяков О.Н. Теория русской литературы М : Овал 2008
  19. Южанинова Е.Р. Ценностные и рационально-теоретические компоненты в мировоззрении М.А. Булгакова : диссертация (...) кандидата философских наук : 09.00.03 . Екатеринбург 2008.
  20. Яблоков Е.А. Мотивы прозы Михаила Булгакова. М : Высшая школа 1997. 
  21. Яблоков Е.А. Художественный мир Михаила Булгакова М : Языки славянской культуры 2001. 
  22. Яновская Л.М. Творческий путь Михаила Булгакова М : Советский писатель 1983.

 

 

  1. Березин В. Возвращение булгаковщины: Чугунный бюст Мастера „Ex libris''
  2. Воспоминания о М. Булгакове: Сборник. М : Советский писатель 1988.
  3. Герцик А. В. Проблемно-тематическое изучение романа М. А. Булгакова Мастер и Маргарита: XI класс „Русский язык и литература” 2012   № 11.  с.3-13
  4. Голубков М. М. А. БулгаковЛитературная учеба''    № 2. с. 179-212.
  5. Иваньшина Е.А. Национальное и профессиональное как семитическая проблема в романе М. Булгакова Мастер и Маргарита „Вестник ВГУ». 2004. №1. с.18
  6. Колыванова С.В. Современный подход к изучению романа М. А. Булгакова Мастер и Маргарита „Школа”   № 2.  с. 44-47
  7. Лакшин Л. Мир Булгакова „Литературное обозрение”   № 10-11. с.11-12
  8. Лотман Ю.М. Дурак и сумасшедший „Семиосфера”   с. 41-62.
  9. Маранцман В.Г. Проблемный анализ романа М. Булгакова Мастер и Маргарита „Литература в школе”    N 7.  с. 23-27.
  10. Новоселова Т.А. Мотив судьбы в романе М. Булгакова Мастер и Маргарита „Гуманитарные исследования”.   N 2.  с.83-86.
  11. Паршин Л. Михаил Булгаков: хроника жизниСовременная драматургия” 1994. № 3. с.28
  12. Паршин Л. Не наш человекСтуденческий меридиан” 1991. № 3. с.37-42
  13. Саранча И.И. Любовь и творчество в романе Мастер и Маргарита и в жизни М. БулгаковаОткрытая школа”   № 1. с. 41-45.
  14. Смирнов Ю., Кушлина О.  Некоторые вопросы поэтики романа «Мастер и Маргарита» [В] Сборник статей М. А. Булгаков-драматург и художественная культура его времени. М : Памир, 1988.
  15. Сорокина Л. М. Символика повести М. А. Булгакова «Роковые яйца»: (смысловые и художественные параллели с романом Мастер и Маргарита) „Русский язык за рубежом”   № 5. с.76-81
  16. Сыров И.А. Смысловые регистры одного диалога (роман М. А. Булгакова Мастер и Маргарита)Русская словесность”. 2004. № 2. с. 65-70.
  17. Трухачев Е.В. Проблема счастья и судьбы как фундамент трагизма в произведениях М. А. БулгаковаИзвестия Саратовского университета. Новая серия. Филология. Журналистика”.    Вып. 2.  с.77-80.
  18. Барков А. Роман Булгакова Мастер и Маргарита: альтернативное прочтение. [Онлайн]. Режим доступа: http://m-bulgakov.narod.ru/master-94.htm. Дата доступа: 05.03.2014
  19. Булгаковская энциклопедия. [Онлайн]. Режим доступа: [http://www.bulgakov.ru/] Дата доступа: 20.03.2014
  20. Сахаров В. Михаил Булгаков: Писатель и власть [Онлайн] Режим доступа: http://fantlab.ru/work185453. Дата доступа: 02.06.2014
  21. Евдокимова Е. Круг Булгакова. Не замкнут временем [Онлайн]. Режим доступа: http://www.m-a-bulgakov.ru/smi/93-krug-bulgakova-ne-zamknut-vremenem.html. Дата доступа: 02.03.2014
  22. Галинская И.Л. Наследие Михаила Булгакова в современных толкованиях [Онлайн] Режим доступа: telenir.net/literaturovedenie/nasledie_mihaila_bulgakova_v_sovremennyh_tolkovanijah/p1.php. Дата доступа: 06.01.2014
  23. Лотман Ю.М. «Изгой» и «изгойничество» как социально-психологическая позиция в русской культуре преимущественно допетровского периода: «Своё» и «чужое» в истории русской культуры [Онлайн]. Режим доступа: http://uchebnikfree.com/kultura/izgoy-izgoynichestvo-kak-sotsialno-31375.html. Дата доступа: 01.06.2014
  24. Лотман Ю.М. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца 18 века) [Онлайн] Режим доступа: http://uchebnikfree.com/kultura/rol-dualnyih-modeley-dinamike-russkoy-kulturyi-31356.html. Дата доступа: 01.06.2014

 

 

[1] М.А. Булгаков Мой бедный, бедный мастер... Полное собрание редакций и вариантов романа Мастер и Маргарита [в] В.И.Лосев, Б.В.Соколов. М : Вагриус 2006. с.858

[2] А.А. Ахматова Избранные произведения  М : Владос 2009. с.122

[3] Л. Паршин Михаил Булгаков: хроника жизниСовременная драматургия” 1994. № 3. с.28

[4] Е.А. Яблоков Художественный мир Михаила Булгакова М : Языки славянской культуры 2001. с.33

[5] Там же, с.34

[6] В. Лакшин Мир Булгакова „Литературное обозрение”  1989.  № 10-11. с.12

[7] М.А. Булгаков Собрание сочинений. В VIII томах. Т. VIII. Жизнеописание в документах М : Азбука-классика, 2004. с.121

[8] Там же, с.122

[9] И.И. Саранча Любовь и творчество в романе Мастер и Маргарита и в жизни М. Булгакова  „Открытая школа” 2000.  № 1. с. 41

[10] Там же, с.42

[11] Б.В. Соколов Булгаковская энциклопедия М : Локид 2000. с.195

[12] Там же, с.196

[13] Лакшин, В. Мир Булгакова..., с.11

[14] Е.Р. Южанинова Ценностные и рационально-теоретические компоненты в мировоззрении М.А. Булгакова : диссертация (...) кандидата философских наук : 09.00.03 . Екатеринбург 2008. с.03

[15] М.А. Булгаков Собрание сочинений. В VIII томах. Т. VIII. Жизнеописание в документах М : Азбука-классика, 2004. с.281

[16] А.В. Лосев Страсть к диалектике.  М : Советский писатель 1990. с.49

[17] Е.Р. Южанинова Ценностные..., с.07

[18] Воспоминания о М. Булгакове: Сборник. М : Советский писатель 1988. с.104

[19] С.Ф. Антипина История становления и развития общественно-политических взглядов М.А. Булгакова : диссертация (...) кандидата исторических наук : 07.00.02.  Воронеж 2006. с.05

[20] Там же, с.06

[21] Е.А. Яблоков Художественный...,  с.212

[22] A. Drawicz, Mistrz i diabeł ,MUZA SA, Warszawa 2002, c. 501

20 Б.М. Сарнов Каждому - по его вере: О романе М. Булгакова Мастер и Маргарита М : Издательство МГУ 1997. с.33

[24] М.А. Булгаков М.А. Мастер и Маргарита  М : Просвещение 2007. с.76

[25] Е. Евдокимова Круг Булгакова. Не замкнут временем [Онлайн]. Режим доступа: http://www.m-a-bulgakov.ru/smi/93-krug-bulgakova-ne-zamknut-vremenem.html. Дата доступа: 02.03.2014

 

[26] В. Петелин В. Жизнь Булгакова: Дописать..., с.33.

[27] Б.В. Соколов Тайны Мастера..., с.50

[28] Гете, Фауст..., с.22

[29] Там же, с.50

[30] М.А. Булгаков Мастери Маргарита...,  с.05

[31] Там же, с.05

[32] Там же, с.05

[33] И.А. Сыров Смысловые регистры одного диалога (роман М. А. Булгакова Мастер и Маргарита)Русская словесность”. 2004.  № 2. с. 65

[34] М.А. Булгаков Мастер и ..., с.192

[35] Б.В. Соколов Тайны ..., с.53

[36] И.А. Сыров Смысловые ...,  с. 66

[37] И.Л. Галинская Наследие Михаила Булгакова в современных толкованиях [Онлайн] Режим доступа: www.telenir.net/literaturovedenie/nasledie_mihaila_bulgakova_v_sovremennyh_tolkovanijah/p1.php. Дата доступа: 06.01.2014

[38] М.А. Булгаков Мастер..., с.03

[39] А.В. Абрютин А.В. О диалогах..., с.33

[40] М.А. Булгаков Мастер..., с.08

[41] М.А. Булгаков Мастер..., с.23

[42] Булгаков, М.А. Мастер..., с.06

[43] Там же, с.06

[44] Там же, с.08

[45] А.З. Вулис Роман М. Булгакова Мастер и Маргарита: монография  М : Художественная литература 1991. с.82

[46] Л.М. Яновская Творческий путь Михаила Булгакова М : Советский писатель 1983. с.40

[47] Б.В. Соколов Тайны..., с.33

[48] Там же, с.05

[49] А. Барков Роман Булгакова Мастер и Маргарита: альтернативное прочтение. [Онлайн]. Режим доступа: http://m-bulgakov.narod.ru/master-94.htm. Дата доступа: 05.03.2014

[50] Ю. Смирнов, О. Кушлина.  Некоторые вопросы поэтики романа «Мастер и Маргарита»  [В] Сборник статей М. А. Булгаков-драматург и художественная культура его времени. М : Памир, 1988. с. 285

[51] Там же, с.286

[52]  Л.М. Яновская Творческий..., с.30

[53] Л.М. Яновская Творческий ..., с.67

[54] М.А. Булгаков Мастер и ..., с.147

[55] Там же, с.148

[56] А.З. Вулис Роман М. Булгакова..., с.83

[57] Там еже, с.98

[58] М.А. Булгаков Мастер и ..., с.32

[59] М.А. Булгаков Мастер и ..., с.40

[60] Там же, с.70

[61] Там же, с.132

[62] Там же,  с.134

[63] Там же, с.70

[64] Там же, с.05

[65] М.А. Булгаков Мастер и ..., с.140

[66] В.Г. Боборыкин М. А. Булгаков М : Просвещение 1991. с.144

[67] И. Гете Избранное М : Азбука-класс 2013. с.211

[68] Л.М. Яновская Творческий ..., с.110

[69] Там же, с.212

[70] Е.АА. Яблоков Художественный..., с. 203

[71] В. Даль Толковый словарь русского языка  М : Эксмо 2009. с.93

[72] В.Г. Боборыкин  М. А. Булгаков ..., с.145

[73] М.А. Булгаков Мастер и..., с.207

[74] Там же,  с.207

[75] А. Барков Роман Булгакова Мастер и Маргарита: альтернативное прочтение. [Онлайн]. Режим доступа: http://m-bulgakov.narod.ru/master-94.htm. Дата доступа: 05.03.2014

[76] В.М. Акимов Свет художника или Михаил Булгаков против Дьяволиады  М : Народное образование 1995. с.34

[77] А.В. Абрютин О диалогах в Мастере и Маргарите  М: Гардарика 2004. с.322

[78] М.А. Булгаков Мастер и ..., с.151

[79] М.А. Булгаков Мастер и ..., с.203

[80] Там же,  с.210

[81] Там же, с.210

[82] А.В. Абрютин О диалогах ..., с .324

[83] М.А. Булгаков Мастер  и..., с.210

[84] Ю.М. Лотман  Дурак и сумасшедший „Семиосфера”  2001. с. 41

[85] Ю.М. Лотман «Изгой» и «изгойничество» как социально-психологическая позиция в русской культуре преимущественно допетровского периода: «Своё» и «чужое» в истории русской культуры [Онлайн]. Режим доступа: http://uchebnikfree.com/kultura/izgoy-izgoynichestvo-kak-sotsialno-31375.html. Дата доступа: 01.06.2014