Проконсультируем бесплатно,
прямо сейчас

+79100022759
ZAKAZ@NA10.RU

Русская литература

Просмотров: 0

СОДЕРЖАНИЕ 

 

ВВЕДЕНИЕ. 3

  1. ЛЮБОВЬ КАК ФЕНОМЕН.. 6
  2. А.И.КУПРИН КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЬ РЕАЛИСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 16

2.1 Краткий биографический путь писателя. 16

2.2 Повесть «Гранатовый браслет» как вершина творчества. 19

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 27

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ.. 29 

 

ВВЕДЕНИЕ 

Тема любви является предметом множество различных дисциплин: философии, психологии, социологии и, несомненно, она является основой для множества произведений мировой художественной культуры. Тема любви легкой стезей проходит практически через все кинофильмы, театральные постановки, любовные переживания авторов вдохновляют их на создание величайших шедевров живописи, скульптуры, музыки. Немаловажную роль тема любви играет и в литературе. Любовь является важнейшей силой, производящей идеи, будящей творческую способность человека.

Актуальность темы курсовой работы заключается в том, что тему всепоглощающей, бескорыстной и всепобеждающей любви не оставил без внимания и выдающий русский писатель начала XX века Александр Иванович Куприн. За свою пятидесятилетнюю творческую жизнь автор оставил немало настоящих литературных жемчужин, которыми, по праву, может гордиться русский народ. И, несомненно, тема любви является одной из главных в творчестве писателя. В отличие от многих писателей того времени, автор характеризуется восторженной увлеченностью жизнью, искренней любовью к простому человеку и веру в его духовность, чистые намерения. Негативное отношение к произволу, насилию, бездуховности – все это не только украшает произведения А.И. Куприна, но и делает их особенно любимыми читателем. Особенно, если этот читатель хоть раз в жизни испытывал муки любви. Идут годы, но тема всепобеждающей любви остается созвучной каждому человеку в разные периоды его жизни, именно поэтому творчество автора будет жить в сердцах многих поколений читателей.

Творчество Куприна – одно из свидетельств жизнеспособности реалистического искусства начала века. Писатель оставил заметный след в русской культуре. Наши знания о России тех лет немыслимы без точных свидетельств, которые запечатлены в лучших произведениях Куприна: в повести «Поединок», в рассказах «Река жизни», «Гамбринус», «Гранатовый браслет», в цикле очерков «Листригоны». Куприн был и остается одним из самых читаемых авторов в широкой народной среде.

Целью курсовой работы является рассмотреть и проанализировать проблему отражения темы всепобеждающей любви в творчестве А.И. Куприна и его произведении «Гранатовый браслет».

В ходе работы следует выполнить ряд задач:

  1. Рассмотреть особенности истории вопроса любви как феномена в трудах философов древности и современности.
  2. Проанализировать творческий и биографический путь А.И. Куприна.
  3. Изучить особенности темы любви в произведении «Гранатовый браслет».

Объект курсовой работы – творчество А.И. Куприна.

Предмет исследования – особенности темы всепобеждающей любви в творчестве А.И. Куприна.

Теоретико-методологический аппарат.

Художественному мастерству А.И. Куприна в целом в его творчестве посвящены многочисленные литературоведческие и критические исследования.  Критическая литература о творчестве Куприна многообразна и, если говорить о дореволюционной, очень пестра. Наибольший интерес сохраняют для нас монография В. Афанасьева «А. И. Куприн. Критико-биографический очерк». Обстоятельностью и тщательным подбором материала отмечена книга Ф. И. Кулешова «Творческий путь А. II. Куприна, критико-биографический очерк М.Н. Беркова, А.А. Волкова и других авторов.

Методы исследования. Найти, выявить и сформулировать основные принципы отражения темы всепобеждающей любви в творчестве А.И.Куприна позволяет историко-функциональный, историко-сравнительный и типологический методы исследования.

Основным материалом исследования послужили публикации в литературно-художественных, научно-популярных и методических периодических изданиях, предисловия, послесловия к ним, а также художественное наследие авторов.

Структура работы включает в себя две главы, заключение и библиографический список.


 


  1. ЛЮБОВЬ КАК ФЕНОМЕН

 

 

Согласно толковому словарю С.И. Ожегова, «любовь – это чувство, свойственное человеку, глубокая привязанность к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии, глубокое эмоциональное влечение, сильное сердечное чувство» [27, c.320].

В.Даль отмечает, что «любить – это любливать кого, что, чувствовать любовь, сильную к кому привязанность, начиная от склонности до страсти; сильное желанье, хотенье; избранье и предпочтенье кого или чего по воле, волею (не рассудком), иногда и вовсе безотчетно и безрассудно» [7, c.204]. Любовь рассматривается также как философская категория, в виде субъектного отношения, интимного избирательного чувства, направленного на предмет любви.

Любовь в большинстве исследований выступает важнейшим субъективным индикатором счастья. Любовь – одна из фундаментальных и общих тем в мировой культуре и искусстве. Рассуждения о любви и её анализ как явления восходят к древнейшим философским системам и литературным памятникам, известным людям. Философский анализ любви обычно проводится в двух основных направлениях: описание многообразных конкретных видов любви; исследование тех черт, которые присущи каждой из разновидностей любви [3, c.12].

Любовь, возможно, понять как непосредственное, глубокое и интимное чувство, предметом которого выступает, прежде всего, человек (но может быть и объект, имеющий особую жизненную значимость). Любовь представляет собой средство социализации человека, вовлечение его в систему общественных отношений на основе спонтанной и вместе с тем внутренне мотивированной потребности в движении к более высоким ценностям. Любовь – единственный способ понять другого человека в его глубочайшей сущности.

Понятие и сущность любви рассматривается и в лингвистике. Внутренняя форма этого концепта, т. е. выражающих его слов – любить, любовь, не такая строгая и ясная как можно ожидать от содержания. Она противоречива, разорвана и местами как бы исчезает из ментального поля концепта. Глагол любить по своему происхождению и форме – каузативный, т. е. означающий «вызывать в ком-то или чем-то соответствующее действие, заставлять кого-то или что-то делать это». По своей форме – «любити – он в точности соответствует древнеиндийскому lobhauati – «возбуждать желание, заставлять любить, влюблять» [3, c.13].

Что означал сам корень «люб-»: ближайшую и единственно точную параллель к славянскому дает готский язык, где имелось прилагательное «liufs» «милый, любимый» и производные от того же корня. Однако это качество было лишь одним из значений данного корня. Косвенным образом, по семантическим следам восстанавливают еще два значения: «надежный», готское «ga-laubjan» «верить»; «ценный», готское «ga-laufs»; все эти значения как бы совмещены в древне-верхне-немецком «ga-laub» «возбуждающий доверие, приятный». Эти семантические признаки указывают на то, что концепт «Любовь» развивался по той же семантической модели «взаимных отношений двух лиц». Таким образом, внутренняя, языковая форма концепта «Любовь» складывается из трех компонентов: «взаимное подобие» двух людей; «установление, или вызывание этого подобия действием»; осуществление этого действия, или, скорее, цикла действий по «круговой модели».

Вопрос понятия и сущности любви волновал издавна древних ученых и философов. Древнегреческие ученые, образом, выделили следующие виды любви:

  • эрос – в основном половая, страстная любовь, способная дойти до безумия. (Мифологическим олицетворением эроса является бог Эрот, или Эрос.);
  • филия – это приязнь к самым разнообразным «вещам». Это и любовь к родителям, к детям, и любовь к родине, и любовь к товарищам (дружба), и эротическая любовь (эрос – лишь один из видов филии), и любовь к познанию, и прочее. По сравнению с эросом филия – более «мягкое» влечение;
  • агапэ – еще более «мягкая» любовь, жертвенная и снисходящая к «ближнему». Именно такое понимание любви восхваляло христианство в период заката языческой культуры; у ранних христиан были в обычае «агапы» – братские трапезы;
  • сторге – любовь-привязанность, особенно семейная;
  • людус – это любовь-спорт, игра, состязание. Чувства в такой любви поверхностны, поэтому не могут удовлетворить человека полностью. Эта проблема решается увеличением числа партнеров, количество заменяет качество, это потребительская любовь, не моногамная;
  • прагма – это «рассудочная» любовь, комбинация сторге и людуса. Этому чувству присущи рациональность и реалистичность, это скорее любовь-решение, чем любовь-импульс. Прагматик подбирает партнера, исходя из хорошо продуманных требований к нему. Когда подходящий кандидат, наконец, найден и достигнуто взаимопонимание, любовь развивается в более сильное и глубокое чувство. Со временем такая любовь может стать теплее и душевнее [33, c.44].

Еще одно отношение, которое соответствует определению «чувство сильной привязанности, безотчетное, безрассудное избрание» и, таким образом, попадает в определение любви согласно словарю – это мания (от др.-греч.μανία бешенство, безумие; восторг). Эту «любовь» греки считали настоящим наказанием, потому что это отношение проявляется как одержимость, заставляет испытывать эйфорию, страсть, раздражительность, придирчивость и ревность или враждебность к окружающим, способно доставлять неприятности и боль объекту страсти. Это деструктивное чувство, заставляющее все время находиться рядом с объектом привязанности.

Древние греки считали любовь первоосновой всего сущего, космической силой; они опирались на понятие любви для объяснения возникновения и строения космоса (греч. «порядок»).

Как отмечает А.Д. Демидов, античных философов мало интересовал вопрос, что такое любовь. В ней не видели тайны. Она просто есть, как есть космос, боги, люди, животные, растения и многообразные вещи, наполняющие космос. Любовь для древних греков не более загадочна, чем все остальное, разве что притягательнее многих иных вещей. Свои представления о любви литераторы и философы античности выражали обычно посредством мифологических образов. Еще одно объяснение природы любви предлагает сам Платон в том же диалоге «Пир». Он оспаривает мысль, будто любовь – это поиск своей половины. Люди стремятся в действительности не к «половинам», а к благу и бессмертию [10].

Люди, смертные по своей природе (как и животные), стремятся путем рождения детей сохранить себя в вечности, ради этого они и служат Эроту. Многие, «беременные телом», просто рожают обычных детей. Но есть и «беременные духовно», это – творцы, изобретатели, вынашивающие разум и прочие добродетели. Они тоже испытывают страстное желание родить и особенно радуются, когда встречают человека, наделенного прекрасной и даровитой душой. В соприкосновении с прекрасным рождается на свет то, что давно вынашивалось душой. «Дети», рожденные душой, в отличие от обычных детей, бессмертны. Платон не призывает отменить «земную любовь». Она – необходимая ступенька, ведущая человека к познанию «любви небесной».

Как отмечает А.Д.Демидов об этом периоде развития человечества, христианство «сформировало новый идеал – любви к Богу и бескорыстной, непохотливой, братской любви ко всем людям. Этот идеал в дальнейшем стал основой для появления нового типа любви – любви личности к личности, которую в современном мире называют «настоящей любовью» [10].

Еще одну классификацию любви предложил Рене Декарт: привязанность, дружба, благоговение. В основу классификации положена не направленность на предмет отношения, а степень ценности, которую придает любимому любящий в сравнении с самим собой: «если предмет ценят меньше себя, то это – привязанность; если наравне с собой, – дружба; если больше себя, – благоговение» [22, c.231].

Размышляя над природой любви американский социолог, психоаналитик немецкого происхождения Эрих Фромм в своей работе «Искусство любить» основанием своей классификации сделал объект любви. Его классификация содержит пять видов любви: братскую; материнскую (родительскую любовь); эротическую; любовь к себе и любовь к Богу [32].

Братская любовь – это чувство, основывающееся на ощущении единства с другими людьми. Это любовь между равными. В ней происходит переживание единства со всеми людьми, человеческой солидарности, человеческого единения. Братская любовь – это любовь ко всем человеческим существам; ее характеризует полное отсутствие предпочтения. Под ней он понимает ответственность, заботу, уважение, знание какого-либо другого человеческого существа, желание продлить его жизнь. Э.Фромм говорит, что братская любовь начинает проявляться, только когда мы любим тех, кого не можем применить в своих целях.

Материнская (родительская) любовь проявляется не только у матери (отца) к ребенку, это чувство основывается на желании помочь более слабому, беспомощному существу. Эрих Фромм подчеркивает два аспекта материнского отношения: заботу и ответственность, необходимые для сохранения жизни ребенка и его роста, с одной стороны, и заботу о росте ребенка, которая предполагает желание, чтобы ребенок отделилcя от матери, стал самостоятельным, научился любить жизнь – с другой. В материнской любви два человека, которые были едины, становятся отдельными друг от друга; и потому материнская любовь превращается в очень трудную задачу, что требует от любящего бескорыстности, способности отдавать все необходимое и достаточное для другого и не желать взамен ничего, кроме счастья любимого человека.

Эротическая любовь – это чувства двух взрослых людей друг к другу. Такая любовь требует полного слияния, единства со своим избранником. Природа этой любви исключительна, поэтому такое чувство может сосуществовать и в гармонии с остальными видами любви, и быть самостоятельным стремлением.

Любовь к себе. Э.Фромм считает необходимым условием для проявления любви к другому человеку. Философ считает, что человек не любящий себя, не способен любить вовсе: «Идея, выраженная в библейском «возлюби ближнего как самого себя», подразумевает, что уважение к собственной целостности и уникальности, любовь к самому себе и понимание себя не могут быть отделены от уважения, понимания и любви к другому индивиду. Любовь к своему собственному «я» нераздельно связана с любовью к любому другому существу».

Любовь к Богу провозглашается связующей нитью человеческой души. Фромм считает ее основой всех видов любви. В то же время ученый высказывает следующее мнение: «Поскольку я говорил о любви к богу, то хочу пояснить, что сам я мыслю не в теистических понятиях; и что для меня понятие бога – это только исторически обусловленное понятие, в котором человек на определенном историческом этапе выразил опыт восприятия своих высших сил, свое страстное стремление к истине и единству» [32].

Психологи справедливо замечают, что большинство проблем человека коренится в его детстве. В процессе взросления человек решает типовые задачи, которые ставит перед ним общество. Развитие проходит через своеобразные экзамены – возрастные кризисы, успех дает ему возможность двигаться дальше благополучно, неудача увеличивает коэффициент сложности. В возрастной психологии приняты стадии развития, основанные на исследованиях Ж. Пиаже, З. Фрейда, Э. Эриксона, Л.С. Выготского, П.П. Блонского, Д.Б. Эльконина и др.

Э. Фромм замечает, что обычно люди относятся к ней как к естественному состоянию, которое должно прийти рано или поздно само по себе, или как к делу случая. Э. Фромм считает, что любовь – это именно искусство, которому нужно учиться также, как и любому другому искусству: осваивать теорию и практику любви. И здесь он делает важное замечание, которое выделим особо: «Любая теория любви должна начинаться с теории человека, человеческого существования. Хотя мы обнаруживаем любовь, вернее эквивалент любви, уже у животных, их привязанности являются, в основном, частью их инстинктивной природы; у человека же действуют лишь остатки этих инстинктов. Разум, говорит Фромм, дает возможность человеку осознавать свою ограниченность, одиночество, свою отделенность от других людей, от благ, которые он получает через других, и которые необходимы ему для жизни. «Чудо неожиданной близости», единения, связанное с физическим влечением и его удовлетворением, «помешательство» друг на друге он считает не доказательством силы любви, а показателем степени предшествующего одиночества влюбленных. Но, говоря о разуме, он не дает его определения, и складывается мнение, что разум – это свойство любого человека [32, c.40].

Фромм утверждает, что «обретение любви – это способ преодолеть отчужденность: Единение, достигаемое в созидательной работе, не межличностно; единение, достигаемое в оргиастическом слиянии, – преходяще; единение, достигаемое приспособлением – это только псевдоединение. Следовательно, они дают только частичные ответы на проблему существования. Полный ответ – в достижении межличностного единения, слияния с другим человеком, в любви» [32, c.43].

К позиции Э. Фромма близко понимание пути к любви П.М. Скотта. Этот автор определяет любовь как «волю к расширению собственного Я с тем, чтобы питать свое – или чье-то – духовное развитие». Причем, он не делает различия между процессами духовного и умственного развития, для него это одно и то же; и соглашается в Фроммом в том, что для достижения любви необходим труд длиною в жизнь. Но Скотт указывает несколько другие обязательные элементы достижения любви: дисциплину (понимаемую как отсрочку удовольствия, принятие ответственности, приверженность истине и уравновешивание); непрестанное расширение границ своего «Я», отождествление себя с миром; рассудительность и отдельность. Таким образом, путь к любви лежит через развитие сознания человека.

Говоря о понятии и сущности любви нельзя не отметить период конца 18-ого – начала 19-ого века, когда господствовал период романтизма. Самым ярким токованием любви были труда Иоанна Вольфганга Гете, который демонстрирует неисчерпаемую палитру состояний человеческих душ в разные эпохи у разных народов. По мнению автора любовь способствует формированию личности, окрыляет человека, способствует появлению мужества у мужчин и женщин, желание творить различные дела и подвиги, идти наперекор любому мнению, выступающему против любви [6].

Нельзя не отметит Иммануила Канта, который провел различие между «практической» любовью (к ближнему или к богу) и «патологической» (чувственное влечение). Кант относит любовь к чувственной сфере и тем самым исключает ее из этики, так как нравственный человек – это человек, перешагнувший чувственную сферу. Поэтому любовь – это благоволение, имеющее своим следствием благодеяние. Любовь у Канта – один из моментов долга и моральной обязанности [12].

Л. Фейербах – любовь это не только совершенно земная любовь между полами, но и вообще между всеми людьми, она соединяет их наподобие религиозного братства. Но Фейербах отделяет свое понимание любви от любви в христианской религии «Любовь является неверующей, потому что она не знает ничего более божественного, чем она сама». Поэтому любовь у Фейербаха -символ единства человека с человеком и главная социологическая категория [31].

Тема любви была очень близка русской философской мысли. Много глубоких и удивительных страниц написали о любви Вл. Соловьёв, Лев Толстой, В. Розанов, Н. Бердяев, И. Ильин, С. Франк и многие другие. В русской философской традиции особое внимание проблеме любви уделяли Соловьев В. и Н. Бердяев. Так, В.С. Соловьев определяет любовь как влечение одного одушевлённого существа к другому для соединения с ним и взаимного восполнения жизни и выделяет три её вида:

  1. Любовь, которая более даёт, чем получает, или нисходящая любовь (лат. amor descendens) – к этому виду любви он относит родительскую любовь, преимущественно материнскую любовь к детям. У человека эта любовь, или попечение старших о младших, защита слабых сильными, создаёт отечество и постепенно организуется в национально-государственный быт;
  2. Любовь, которая более получает, чем даёт, или восходящая любовь (лат. amor ascendens) – к этому виду любви он относит любовь детей к родителям, а также привязанность животных к своим покровителям, особенно преданность домашних животных человеку. У человека, по его мнению, эта любовь может распространяться также на умерших предков, а затем и на более общие и отдалённые причины бытия (до всемирного провидения, единого Отца Небесного), и является корнем всего религиозного развития человечества;

Любовь, которая равно даёт и получает, или половая любовь (лат. amor aequalis) – к этому виду любви он относит любовь супругов друг к другу, а также устойчивую связь между родителями у других видов животных (птиц, некоторых животных и т. п.). У человека эта любовь может достигать вида совершенной полноты жизненной взаимности и через это становиться высшим символом идеального отношения между личным началом и общественным целым [30, c.63].

С физиологической точки зрения, любовь – влечение одушевленного существа к другому для соединения с ним и взаимного восполнения жизни. Из обоюдности отношений можно логически вывести троякий вид любви:

1) любовь, которая более дает, нежели получает, или нисходящая любовь (amor descendens),

2) любовь, которая более получает, нежели дает, или восходящая любовь (amor scendens),

3) любовь, в которой то и другое уравновешено (amor aegualis) [3, c.43].

Этому соответствуют три главные вида любви, встречаемые в действительном опыте, а именно: любовь родительская, любовь детей к родителям и любовь половая (или супружеская). Все три вида имеют свои начатки уже в царстве животном. Первый вид представляется здесь преимущественно любовью материнской (в силу непосредственной физической связи самки с детенышами), но у высших животных и самец начинает принимать участие в заботах о новом поколении. Второй вид любви иногда и у животных отрешается от родовой связи и принимает характер как бы религиозный: такова привязанность некоторых мелких животных к более крупным, дающим им покровительство, особенно же преданность домашних животных человеку. С точки зрения нравственной философии любовь есть сложное явление, простые элементы которого суть:

1) жалость, преобладающая в любви родительской;

2) благоговение (pietas), преобладающее в любви сыновней и вытекающей из нее религиозной, и

3) исключительно присущее человеку чувство стыда, которое, в соединении с двумя первыми элементами – жалостью и благоговением – образует человеческую форму половой или супружеской любви (материя же ей дается физическим влечением, актуальным или потенциальным).

Таким образом, как показал культурно-исторический анализ, в разные эпохи, в различных направлениях философской мысли в понятие любви вкладывались различные смыслы. Любовь – это волнующее, тревожащее чувство, которое однажды просыпается в человеке и наполняет жизнь смыслом, радостью, болью, тревогой, мыслью, жаждой, снами, грезами, планами, делами. С ней нельзя шутить. Она требует высокой культуры – искусства жить.


  1. А.И.КУПРИН КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЬ РЕАЛИСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

2.1 Краткий биографический путь писателя

 

Путь Куприна в литературу мало чем отличался от трудных судеб писателей-разночинцев. Немало талантов погибло на Руси под гнетом нужды и казенного образования, под гнетом палочной дисциплины и тысячи мелочей, которые отравили сознание и душу людей, не имевших средств к существованию. Надо было обладать поистине неистовой влюбленностью в жизнь и настоящим духовным здоровьем, чтобы не сломаться в долгие годы нужды, бездомности, тягостного однообразия военных заведений, отупляющего армейского быта, тяжелой газетной поденщины [11, c.47].

Александр Иванович Куприн родился 26 августа (7 сентября) 1870 года в глухой провинции, в городе Наровчате Пензенской губернии, в семье мелкого чиновника Ивана Ивановича Куприна. Отца своего мальчик не помнил. Он умер, когда сыну не было еще и года.

Овдовевшая мать – Любовь Александровна, урожденная княжна Куланчакова – вынуждена была в 1874 году покинуть Наровчат и поселиться в московском вдовьем доме. Едва ли не двадцать лучших лет прошли у будущего писателя в скитаниях по «казенным домам». С трех до семи лет мальчик жил вместе с матерью в общей палате вдовьего дома. Затем четыре года провел в закрытом Разумовском благотворительном пансионе, восемь лет (1880–1888)–во 2-й Московской военной гимназии. Два года был юнкером Александровского военного училища. А по окончании училища четыре года служил подпоручиком 46-го Днепровского пехотного полка.

В 1890 году молодого подпоручика Куприна по окончании училища отправляют в городок Проскуров Подольской губернии служить в пехотном полку. Казарменные порядки стали тягостным времяпровождением для Александра, и он полностью углубляется в литературу. Началом творческой карьеры А.И. Куприна можно считать 1893 год, когда на свет появляются рассказы «Лунной ночью», «Дознание» и повесть «Впотьмах».

 В 1894 году он возвращается в Киев и полностью проходит «переквалификацию». Местные газеты и журналы печатают его очерки, фельетоны и рассказы, кроме этого Куприн подрабатывает журналистом, печатается в полицейской и судебной хрониках, но это не спасает от нищеты. Он пишет, чтобы заглушить чувство голода. Один за другим появляются сборники: очерков «Киевские типы» и рассказов «Миниатюры». После увольнения из армии, А.И. Куприн пошел работать на самый крупный сталелитейный и рельсопрокатный завод, где с 1896 года трудится в должности заведующим учетом кузницы и столярной мастерской. Глядя на бесправное положение рабочих, Александр Иванович пишет свое первое крупное произведение «Молох». С него, по заверению литературных критиков, и начинается расцвет А.И.Куприна.

Работая на заводе, Куприн не отвлекается по мелочам: теперь его работа по призванию там, дома, где лежит стопка аккуратно сложенных рукописей, там, где мыслям просторно, а словам тесно. С 1896 по 1901 год из-под пера талантливого (его уже стали таковым называть) писателя А.Куприна выходит повесть «Поединок» и рассказы: «Олеся», «Прапорщик армейский», «В цирке», «Конокрады», «Белый пудель» [1, c.33].

 Жизнь преподносит еще один шанс покорить северную столицу, и в 1901 году писатель отправляется вновь в Санкт-Петербург, где перед ним открываются двери самых значимых на то время изданий «Мира Божьего» и «Русского мира». Куприна теперь хорошо знают и в Москве благодаря его знакомству с классиками мировой отечественной литературы: И.А.Буниным, М.Горьким, А.П.Чеховым. В 1903 году к Куприну приходит долгожданный успех вместе с томиком «Купринских» рассказов, которые выпускает «Знание». Первое десятилетие 20-го века для Куприна – благодатное время, когда его творчество пользуется невероятной популярностью.

В 1909 году писатель вместе с А.Буниным получает Академическую премию им. А.С.Пушкина за три тома своих произведений.

 В 1912-ом печатается полное собрание сочинений Куприна. Современники считали его писателем, который не стоял на месте, он чувствовал жизнь, как она есть, не становясь на сторону «белых-красных» и свои впечатления и мысли излагал красочным языком. Главное, что мешало таланту А.И. Куприна раскрыться, была постоянная нужда и семейные хлопоты. Первый брак писателя разрушился через год. А вот второй брак с племянницей Д. Н. Мамина-Сибиряка был крепким. Семья росла, и вместе с ней потребности в деньгах, поэтому А.И. Куприн до самой смерти занимался «черной работой журналистики».

В 1907 году он решает уехать из страны в Финляндию, вернувшись на родину лишь к началу Первой мировой. Февральская революция была восторженно встречена Александром, но потом, глядя на происходящие события и вопиющую несправедливость, писатель стал безразличен к политике, он не раз критиковал Ленина, и в итоге эмигрировал во Францию, так и не согласившись с политикой новой страны.  Первые Сочинения Куприна в 3-х томах были выпущены журналом «Мир божий» в 1904–1906 годах; в те же годы два тома Сочинений Куприна вышли в популярном издательстве «Знание». Самым обширным дореволюционным изданием было Полное собрание сочинений, тт. I–IX, изданное А. Ф. Марксом в 1912– 1915 годах.

За «рубежом, помимо отдельных сборников, было выпущено единственное Собрание сочинений, тт. I–XII, Берлин, 1925.

В 20-е годы в соответствии с ленинской политикой, которая предполагала наряду с непримиримой идеологической борьбой с враждебными явлениями публикацию всего наиболее цеипого, что было создано литературой русского зарубежья, вместе с книгами И. Бунина, II. Шмелева, А. Аверченко, Н. Тэффи выходит несколько сборников прозы Куприна, а также «Избранные сочинения» в двух томах (Москва, изд-во «Современные проблемы)», 1927).

С 1920 по 1937 год начинается творческий спад писателя, который скучает по родине, находясь на чужбине. Он публикует только то, что написано ранее: «Новые повести и рассказы» (1927), «Купол св. Исаакия Далматского» (1928), «Елань» (1929). Все 17 лет эмиграции Александр Иванович скучал по родине. Узнав, что серьезно болен, он просит правительство Советского Союза о том, чтобы оно разрешило ему вернуться обратно [1, c.34].

Новая волна интереса к творчеству Куприна, естественно, возникает после возвращения писателя на Родину в 1937 году. В этом же году Гослитиздат выпускает «Избранное» Куприна в 2-х томах, а затем многочисленные однотомники писателя. Отметим книгу «Забытые и несобранные произведения» (Пенза, 1950), подготовку текста и примечания к которым тщательно проделал один из самых больших знатоков и энтузиастов «куприноведения» – Э. М. Ротштейн. В 1953 году вышли Сочинения Куприна в трех томах, подготовленные коллективом научных работников (И. В. Корецкая, П. П. Вячеславов, И. В. Мыльцина) [5, c.211].

И 31 мая 1937 года А.И.Куприн приезжает в Ленинград, где всеми силами пытается встать на ноги и возобновить работу, но все старания его остаются тщетными. Через год, 25 августа 1938 года писатель скончался. Но он смог внести значимый вклад в литературу начала 20 столетия, вдохнуть в неё «ветер свободы и дух инакомыслия». Могила А.И.Куприна находится на мемориальном кладбище «Литературные мостки» в Санкт-Петербурге.

За прошедшие десятилетия имя художника не померкло. Его произведения изданы миллионными тиражами. «Поединок», “Гранатовый браслет», «Олеся» экранизированы у нас и за рубежом. Купринские книги не тускнеют от времени, они приносят много радости все новым и новым читателям.

 

2.2 Повесть «Гранатовый браслет» как вершина творчества

 

Каждый большой художник – это целый мир. Войти в этот мир, ощутить его многогранность и неповторимую красоту – значит приблизить себя к познанию бесконечного разнообразия жизни, поставить себя на какую-то более высокую ступень духовного, эстетического развития. Творчество каждого крупного писателя – драгоценный кладезь художественного и душевного, можно сказать, «человековедческого» опыта, имеющего громадное значение для поступательного развития общества [23, c.52].

«Любовь это – самое яркое и наиболее понятное воспроизведение моего Я- Не в силе, не в ловкости, не в уме, не в таланте... не в творчестве выражается индивидуальность. Но в любви» [20, c.11], – так писал А.И. Куприн своему другу Ф. Батюшкову. Из этой фразу ясно, что огромное значение как в жизни, так и в творчестве автор уделял теме любви.

В одном писатель оказывался прав: в любви проявляется весь человек, его характер, мировосприятие, строй чувств. В книгах великих русских писателей любовь неотделима от ритма эпохи, от дыхания времени. Начиная с Пушкина, художники испытывали характер современника не только социально-политическими деяниями, но и сферой его личных чувств. Подлинным героем становился не только человек– борец, деятель, мыслитель, но и человек больших чувств, способный глубоко переживать, вдохновенно любить.

Тема любви неотделима в творчестве Куприна от других немаловажных проблем времени: смысла жизни, пробуждения личности и чувства собственного достоинства у простых людей.

В архиве писателя сохранилось письмо к Батюшкову, в котором Куприн рассуждает о любви как об одной из главных животворных сил личности, делающих человека человеком. Куприн пишет о любви как о сложном и нелегко определимом чувстве: «Она заслуживает или гимна, или анафемы – но и то и другое индивидуально... Для любви, – замечал писатель, – нужен особый талант, как для музыки, живописи, скульптуры, пения, стихотворства...» [21, c.221] Вдохновенное чувство доступно только избранникам, – утверждал Куприн, имея в виду духовную одаренность личности. Кроме того, в любви, по мнению писателя, ярче всего проявляется индивидуальность человека.

«Гранатовый браслет» – печальная повесть-новелла о любви, любви маленького человека, но чувства от этого не становятся меньше. Данное произведение завершает цикл произведений 1908–1911 годов о любви.

Любопытна творческая история повести. Еще в 1910 году Куприн писал Батюшкову «Это – помнишь – печальная история маленького телеграфного чиновника П. П. Желтикова, который был так безнадежно, трогательно и самоотверженно влюблен в жену Любимова». Дальнейшую расшифровку реальных фактов и прототипов повести мы находим в воспоминаниях Льва Любимова (сына Д. Н. Любимова).

В своей книге «На чужбине» он рассказывает, что «канву «Гранатового браслета» А.И. Куприн почерпнул из их «семейной хроники». «Прототипами для некоторых действующих лиц послужили члены моей семьи, в частности, для князя Василия Львовича Шеинз – мой отец, с которым Куприн был в приятельских отношениях». Прототипом героини – княгини Веры Николаевны Шейной – была мать Любимова– Людмила Ивановна, которая, действительно, получала анонимные письма, а затем и гранатовый браслет от безнадежно влюбленного в нее телеграфного чиновника. Как замечает Л. Любимов, это был «курьезный случай скорее всего анекдотического характера» [22, c.16].

Тем не менее, представляя жизнь и чувства главного героя повести «Желткова» совсем не хочется смеяться. Не хочется воспринимать ухаживания и чистые чувства Желткова к себе с юмором и главной героине – Вере Николаевне после того, как она понимает и осознает всю силу искренних чувств к себе незнакомого человека.

И то, что автор использовал анекдотическую историю для создания повести о настоящей, большой, самоотверженной и бескорыстной любви, которая «повторяется только один раз в тысячу лет» [20, c.55], свидетельствует о величайшем мастерстве, горячем сердце и способности понимать чувства и эмоции человека. «Курьезный случай» Куприн озарил светом своих представлений о любви как о великом чувстве, равном по вдохновению, возвышенности и чистоте только большому искусству.

Во многом следуя за жизненными фактами, Куприн тем не менее придал им иное содержание, по-своему осмыслил события, введя трагический финал. По моему мнению, именно трагизм финала и свидетельствует о том, что любовь Желткова – всепобеждающая. В жизни все закончилось благополучно, самоубийства не произошло. Драматический финал, вымышленный писателем, придавал необычайную силу и весомость чувству Желткова. Его любовь побеждала смерть и предрассудки, она подымала над суетным благополучием княгиню Веру Шейну, любовь звучала великой музыкой Бетховена. Не случайно эпиграфом к повести поставлена Вторая соната Бетховена, звуки которой звучат в финале и служат гимном чистой и самоотверженной любви.

Что самое главное в произведении «Гранатовый браслет» - ответить трудно. Каждый читатель поставит себя на место главной героини и подумает о том, что есть ли что на свете более искреннее и чистое, чем бескорыстная, ненавязчивая любовь незнакомого человека. Человека, который готов отдать все для того, чтобы изредка видеть, пусть даже издалека, человека своего сердца. Желать ему здоровья, радости, но при этом оставаться в стороне. А, может быть, кто-то подумает о том: сравнима ли его любовь к человеку - любви главного героя.  Одним словом, сложно рассчитать «уровень любви»: у каждого он свой. Но одним из высочайших проявлений любви являются чувства главного героя.

«Гранатовый браслет» пронизан высокой мечтой о любви, но одновременно в нем звучит горькая, скорбная мысль о неспособности современников к большому настоящему чувству. Горечь повести – и в трагической любви Желткова. Любовь победила, но она прошла какой-то бесплотной тенью, оживая лишь в воспоминаниях и рассказах героев.

Возможно, слишком реально-бытовая основа повести помешала авторскому замыслу. Может быть, прототип Желткова, его натура не несли в себе той радостно-величавой силы, которая была необходима, чтобы создать апофеоз Любви, апофеоз личности. Ведь любовь Желткова таила в себе не только вдохновение, но и ущербность, связанную с ограниченностью самой личности телеграфного чиновника. Для Желткова, наоборот, весь мир сужается до любви, в чем он признается в предсмертном письме княгине Вере.

«Случилось так,– пишет он, – что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей – для меня вся жизйь заключается только в Вас» [20, c.51]. Для Желткова существует только любовь к единственной женщине. Вполне естественно, что утрата ее становится концом его жизни. Ему больше нечем жить. Любовь не расширила, не углубила его связи с миром. В результате трагический финал наряду с гимном любви выражал и другую, не менее важную мысль (хотя, возможно, сам Куприн и не сознавал ее): одной любовью жить нельзя.

 «Гранатовый браслет» завершал период творческих удач и был предкризисным произведением. Он создавался в состоянии душевной усталости и надломленности, о чем свидетельствуют письма Куприна 1910 года к Батюшкову. Несмотря на элементы художественной новизны в стиле повести Куприна (отсутствие бытового фона, некоторое тяготение к необычным, экзотическим краскам и образам), многое в ней, и в первую очередь противопоставление большой, ни перед чем не останавливающейся любви – любви более осторожной, любви с оглядкой, также напоминает ранние произведения писателя.

Пройти мимо любви, идеальной и чистой, легко, так как чувство молчаливо, и оно не терпит унижений. Желтков самоотверженно любил. Восемь лет – немалый срок для проверки чувств, и, однако, за все эти годы он ни на секунду не забывал её, «каждое мгновение дня было заполнено Вами, мыслью о Вас…» [20, c.52]. И, тем не менее, Желтков всегда оставался в стороне, не унижаясь и не унижая её. А что же княгиня Вера Николаевна? Будучи женщиной с аристократической сдержанностью, она была весьма впечатлительной, она почувствовала, что жизнь её соприкоснулась с этой великой любовью, воспетой лучшими поэтами мира. И находясь у гроба влюблённого в неё Желткова, «поняла, что та любовь, о которой мечтает каждая женщина, прошла мимо неё». Любовь самоотверженная, не ждущая награды – именно о такой, бескорыстной и всепрощающей любви пишет Куприн в повести «Гранатовый браслет».

Говоря о теме всепобеждающей любви в произведении следует процитировать авторов.

Анализируя повесть, Ю.В. Бабичев пишет: «Это своеобразный акафист любви». «Акафист» в переводе с греческого означает «гимн, при исполнении которого нельзя сидеть». И действительно, здесь печаль и восторг любви соединяются с музыкой Бетховена. А заключительная глава превращается в молитву: «Да святится имя твоё!» [28].

Как писал Афанасьев В. А., «Любовь всегда была главной, организующей темой всех больших произведений Куприна. И в «Гранатовом браслете» – большое страстное чувство, окрыляющее героев, определяет движение сюжета, способствует выявлению лучших качеств героев. И хотя любовь у героев Куприна редко бывает счастливой и еще реже находит равноценный отклик в сердце того, к кому обращена, раскрытие ее во всей широте и многогранности придает романтическую взволнованность и приподнятость произведениям, возвышающих над серым, безотрадным бытом, утверждающим в сознании читателей мысль о силе и красоте подлинного и большого человеческого чувства» [2, c.84].

Повесть Куприна «Гранатовый браслет» была вдохновенным гимном во славу подлинной любви, которая сильнее смерти, которая делает людей прекрасными, независимо от того, кто эти люди. Красота звуков речи сродни красоте мелодии, недаром Александр Куприн положил в основу своего произведения сонату Бетховена.

Жизнь маленького человека «обрекает покорно и радостно» его на мучения, также поражает воображение эта фраза: как можно радостно обречь на что-то? Но, по-видимому, человек, который любит всем сердцем и не может надеяться на взаимность, готов мучиться лишь бы продлить часы этой жизни, лишь бы не потерять любимую из вида, лишь бы только она не разгневалась и не прогнала его. Слышать её, наблюдать издалека, держать забытые ею вещи – великая награда для любящего человека, именно таким был Желтков.

Что предвидит Желтков? Страдание, кровь и смерть, думая о душе и теле, он предполагает, что одному без другого трудно быть и трудно расстаться, что вырывается с корнем, уже не приживётся, без любви он жить не может, как и не может больше страдать, или нет, он не хочет больше обременять собою свою любимую. «Страстная хвала и тихая любовь» – что сильнее любовь или привязанность? Достаточно интересный эпитет стоит у существительного «хвала». Страстный – значит проникнутый сильным чувством, увлечённый чем-то, отдавшийся чему-то целиком. Маленький человек отдал самого себя на службу восхваления своей любимой, его любовь чиста, и поэтому она тихая, так как страстная любовь не может быть без ревности, а он непорочен и чист перед своей любимой. И только тихая любовь маленького человека может согреть, а не обжечь.

Говорят, что, закрывая глаза перед смертью, человек видит всю проносящуюся мимо него жизнь, конечно, самые яркие события. «Вспоминаю каждый твой шаг, улыбку, звук твоей походки» – вот, что проносилось в воспоминаниях перед глазами Желткова, его яркая сторона жизни связана с ней, и он не тяготится этими воспоминаниями, и грусть его светла и сладка, тиха и прекрасна. Недаром, подойдя к телу главного героя Вера увидела маску безмятежности на лице героя: «Глубокая важность была в его  закрытых глазах, и губы улыбались блаженно и безмятежно,  как  будто  бы  он  перед расставаньем с жизнью узнал какую-то глубокую и сладкую тайну, разрешившую всю человеческую его жизнь. Она вспомнила, что то же самое  умиротворенное выражение она видала на масках великих страдальцев - Пушкина и Наполеона [20, c.44].

Страшно звучит предложение: «Ты, ты и люди, которые тебя окружали, все вы не знаете, как ты была прекрасна» [18, c.32]. Почему «была» и почему «окружали»? Ведь княгиня и сейчас прекрасна, и её сейчас также окружают люди, только вот Желткова уже нет, и некому оценить по-настоящему её красоту, и некому больше по-настоящему её любить, поэтому всё было, но ничего не осталось, выгорело, растворилось в воздухе и пронеслось ветром мимо неё далеко-далеко. Слёзы безысходности княгини нашли сочувствие у ветра и акации. Природа грустила вместе с ней, но ничего уже вернуть и изменить было нельзя. Можно было только смириться и жить дальше с памятью о маленьком человеке.

Таким образом, можно сделать вывод, что тема любви, так по-разному раскрытая в произведениях разных авторов, именно как любовь, побеждающая все (и жалость, и равнодушие, и жестокость), звучит в повести «Гранатовый браслет». В современном мире молодые люди, да и любви зрелые так часто говорят слова любви, не совсем осознавая что же такое любовь. Так хочется показать этим людям повесть А.И. Куприна и спросить: «А чем ваша любовь сходна с любовью Желткова?». Такова ли она, любовь? Готов ли человек отдать собственную жизнь ради того, чтобы сказать о том, как чиста, светла и бескорыстна его любовь. Скорее всего, мало кто из современников готов на такой безумный и глубокий поступок. Так стоит ли, в таком случае, говорить о любви.... Пока вопрос остается открытым....


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 В заключение курсовой работы можно сделать выводы.

Проблема любви имеет отражение в различных дисциплинах и науках. О философском смысле любви говорят многие факты, например то, что именно любовь конструирует человека как личность и, более того, является фактором более глубокого, а потому и более осознанного формирования человеческого. При этом невольно возникают определённые трудности в философском осмыслении любви из-за того, что она всегда как бы «случается» спонтанно, да к тому же неожиданно. У настоящей любви есть свои природные законы, космические принципы, свой философский смысл – особый тип отношения к жизни – сущностный. Она возникает только тогда, когда люди постигают потребность в нежных любовных чувствах, их громадное общечеловеческое и общественное назначение в сохранении и продолжении рода человеческого. Философский смысл любви не в статике устроения личной жизни, а в динамике движения её, постоянном человеческом самотворчестве.

Любовь в творчестве и литературе – это не просто возвышенное чувство или прекрасная эмоция, – это мера и степень нравственной чистоты жизни человека, которая способна наполнить его жизнедеятельность великим смыслом человеческого бытия. Чистая любовь свидетельствует о духовной развитости человека. Любовь во всех случаях выступает уникальным способом преодоления духовной самоизоляции, экзистенциального одиночества, ибо она всегда соединяет людей, рассматривая любимого как часть самого себя.

Художественное творчество Александра Ивановича Куприна, воплощавшее в ярких, законченных типах своих героев собственную душу – велико для каждого, кто хоть раз любит по-настоящему. Такой любовью, которая ничего не просит взамен, лишь бы только объект любви был счастлив и здоров. А.И. Куприна можно охарактеризовать, прежде всего, как писателя, останавливающего свой взгляд не только на зримом и ощутимом здешнем мире, но и пытающегося глубже проникнуть в те невидимые сферы жизни, которых не всегда можно коснуться рукой, охватить взглядом или понять разумом. Именно поэтому так любимо многими читателями его произведение «Гранатовый браслет», отражающее чистую и бескорыстную любовь маленького, но светлого человека.

Несомненно, автор сумел отразить в своем творчестве самые сильные, возвышенные и тонкие человеческие переживания. Любовь – это прекрасное чувство, которым проверяется человек, как лакмусовой бумагой. Способностью глубоко и искренне любить обладают далеко не многие. Это удел сильных натур. Именно такие люди привлекают внимание писателя. Люди гармоничные, живущие в ладу с собой и природой, являются идеалом писателя. Именно такие люди, как Желтков, способны на настоящую всепобеждающую любовь.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ 

  1. Афанасьев, В. Н. Александр Иванович Куприн: Критико-биогр. очерк./ В. Н. Афанасьев. – Изд. 2-е, испр. и доп. – Москва : Художественная литература, 1972. – 174 c.
  2. Афанасьев, В.А. А. И. Куприн. Критико-биографический очерк / В.А. Афанасьев – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1960. – 208 с.
  3. Алексеева, К.А. Философия любви / К.А. Алексеева. – М.: Эксмо, 2011. – 200с.
  4. Берков, П.Н. А. И. Куприн. Критико-биографический очерк / П.Н. Берков – М.: АН СССР, 1956. – 194 с.
  5. Волков, А. А. Творчество А. И. Куприна/ А. Волков. – 2-е изд. – Москва : Художественная литература, 1981. – 360 c.
  6. Гете, И. -В. Малое собрание сочинений / И.-В. Гете. – М.: Азбука-Аттикус, 2013. – 7 6сс.
  7. Горбов, Д.А. Поиски Галатеи / Д.А. Горбов – М.: Федерация, 1929. – 297 с.
  8. Даль, В. Толковый словарь русского языка / В.Даль. – М : Эксмо 2009. – 430с.
  9. Декарт, Р. Сочинения / Р. Декарт. – М.: Наука, 2006. – 656 с.
  10. Демидов, А.Б. Феномены человеческого бытия / А.Б.Демидов. – Мн: Экономпресс, 1999. – 180 с.
  11. Измайлов, А.А. Литературный Олимп / А.А. Измайлов – М.: Сытин, 1911. – 472 с.
  12. Кант, И. Критика чистого разума / И. Кант. – М.: Эксмо, 2006. – 736 с.
  13. Коган, П.С. Очерки по истории новейшей русской литературы / П.С. Коган – М.: Заря, 1911. – 718 с.
  14. Крутикова, Л.В.А.И. Куприн / Л.В. Крутикова. – Л.: Просвещение, 1971. – 119 с.
  15. Кулешов В.И. Творческий путь А.И.Куприна / В.И. Кулешов – Мн.: Министерства Высшего, среднего специального и профессионального образования БССР, 1963. – 533 с.
  16. Кулешов, Ф. И. Творческий путь А. И. Куприна, 1907-1938/ Ф. И. Кулешов. – 2-е изд., перераб. и доп. – Минск : Университетское, 1987. – 317 c.
  17. Куприн, А. Голос оттуда: 1919-1934 / А.Куприн. – М.: Согласие, 1999. – 1460 с.
  18. Куприн, А.И. Гранатовый браслет / А.И. Куприн. – М.: Азбука, 2013. – 544 с.
  19. Куприн, А.И. Избранные сочинения / А.И. Куприн. – М.: Художественная литература, 1985. – 132 с.
  20. Куприн, А.И. Малое собрание сочинений / А.И. Куприн. – М.: Азбука, 2011. – 704 с.
  21. Куприн, А.И. Собрание. сочинений, Т. 10. – М.: Московское книгоиздательство, 1913. – 410.
  22. Любимов, Л.Д. На чужбине / Л.Д. Любимов. – М.: Советский писатель: Узбекистан, 1979. – 384 с.
  23. Малиновская, И.Р. Слово классика / И.Р. Малинсвская. – Мн.: Вышэйшая школа, 2005. с.52
  24. Михайлов, О. Н. Жизнь Куприна: «Настоящий художник – громадный талант»/ Олег Михайлов. – Москва : Центрполиграф, 2001. – 395 с.
  25. Михайлов, О. Н. Куприн/ Олег Михайлов. – Москва : Мол. гвардия, 1981. – 270 c.
  26. Нещерет, Н. В. Художественная деталь в рассказе А. И. Куприна «Гамбринус»: VIII класс/ Нещерет Наталья Владимировна // Литература в школе. – 2011. – N 8. – С. 35-41
  27. Ожегов, С.И., Шведова, Н.Ю. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М.: Темп, 2006. – 540 с.
  28. Пильский, П.М. Критические статьи / П.М. Пильский – Спб.: Прогресс, 1910. – 277 с.
  29. Пруцков, Н.И (ред.). История русской литературы в 4-х томах. Том 1- Л.: «Наука», Ленинградское отделение, 1980. – 320 с.
  30. Соловьев, В.С. Избранное / В.С. Соловьев. – М.: Терра-книжный клуб, 2009. – 384 с.
  31. Фейербах, Л. Сущность христианства / Л. Фейербах. – М.: ИП Стрельбицкий, 2011. – 279 с.
  32. Фромм, Э. Искусство любить / Э. Фромм – М.: АСТ, 2009. – 224 с.
  33. Чанышев, А.Н. Любовь в античной Греции / А.Н. Чанышев // Философия любви: В 2 ч. М., 1990. Ч.1. С. 44-46, 53-56.
  34. Шестаков, В.П. Русский Эрос, или Философия любви в России / В.П. Шестаков. – М.: Прогресс, 1991. – 448 с.